Военный эксперт пояснил, почему НАТО - сверхвыгодный бизнес
18 января 2021

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 18 января - Татьяна Павликова -

В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" военный эксперт Владислав Шурыгин пояснил, как члены НАТО попадают в кредитную зависимость.

- Принимая новых членов в ряды НАТО, Соединенные Штаты заставляют эти страны перевооружаться. Для чего это нужно?

— Безусловно, это закрепление даже не столько своего влияния, сколько зависимости. К этому можно относиться по-разному, но, очевидно, что правила блока НАТО распространяются в том числе и на стандарты военные. Первое, что делается, – это полностью меняется организационная структура под структуру НАТО. Естественно, идет объединение штабов, перевооружение в области связи и управления, которые в этом случае становятся совместными, а, точнее, полностью уходят под контроль НАТО. И дальше начинается долгий процесс перевооружения на натовскую технику. Процесс это долгий, потому что техника очень дорогая. Естественно, у большинства стран на это денег просто нет. Затягивается этот процесс иногда на целые десятилетия. То есть чем беднее страна, тем дольше этот процесс.

— Многие страны Восточной Европы берут кредиты в Евросоюзе. Видимо, часть этих кредитов уходит и на закупку военной техники?

— Военные кредиты фактически все уходят на покупку техники или на переформирование по натовским стандартам. На строительство, опять же, по натовским стандартам укрытий, штабов, различных командных пунктов. Естественно, если не хватает денег, то государство обращается к тому же НАТО за кредитами. И уже через политические структуры эти кредиты выделяются. Надо понимать, что здесь еще существует и достаточно большая экономическая помощь. Причем, помощь безвозмездная. И, естественно, она в этом случае вознаграждается, потому что, как я уже сказал, закрепляет зависимость.

- Получается, Соединенные Штаты принимают партнеров по НАТО себе в убыток?

- Без выгоды никто не работает. Это, конечно, золотое дно для военных корпораций, потому что многие из этих стран стоят в очереди за всякой старой техникой, которая снимается с вооружения в США. Можно вспомнить, например, Украину – не члена НАТО, но очень активно туда стремящегося, как любят сейчас говорить в определенных кругах. Киев просто заходится от счастья, когда ему передают какие-нибудь списанные американские катера. То есть, получается, что военные корпорации это оружие продают несколько раз. Сначала оно продается армии США, Британии или Германии в качестве нового вооружения, такого "ноу-хау" за огромные деньги, потому что любое новое оружие стоит очень дорого. Потом в течение многих лет за обслуживание и ремонт этого вооружения эти же корпорации получают деньги. Затем эта техника снимается с вооружения, отправляется на склады и через несколько лет еще раз продается, но уже третьестепенным сателлитам, каким-нибудь Латвии, Эстонии, Румынии или Болгарии. Они получают это старье и мучаются, поддерживая его в работоспособном состоянии. Опять же за собственные деньги, платя их всё тем же самым корпорациям. Конечно, это сверхвыгодный бизнес. На сегодняшний день в международной торговле оружием поддержание техники и ремонт составляет примерно 40% от всего рынка вооружения.

- Если брать, например, вторжение американцев в Афганистан, какая в этом случае была экономическая выгода для НАТО?

- Знаете, я бы не стал сосредотачиваться только на выгоде. Сама по себе выгода имеет очень много значений. Прежде всего, американцы завоевывают плацдармы. Считать ли это экономической выгодой, вопрос очень условный. Но политическая цель, которая ставилась, была очень большая. Фактически это был кол, который вбивали в Средней Азии на будущее, чтобы оттуда пытаться влиять на окружающие страны и тем самым получить под контроль весь регион, который, безусловно, даст огромный экономический эффект в следующие 50-100 лет. Поэтому, да, экономическая выгода в этом случае как главная цель, безусловно, существует. Но нужно понимать, что есть понятие "дальняя или большая выгода" экономическая, а есть понятие "ближняя экономическая выгода" обычных корпораций или фирм, которые занимаются торговлей оружием.

И здесь уже очень большая разница, потому что, взяв под себя, к примеру, тот же самый Ирак, американские корпорации напрямую не получили выход к нефти. Там не так много американцев сейчас качает иракскую нефть. Но в этом случае многие компании, которые, так или иначе задействованы в Ираке, связаны с США, задействован банковский американский сектор, поэтому всё это так же приносит прибыль.

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья