Вероятность теракта на Олимпиаде в Москве была реальной
02 сентября 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 2 сентября - Елизавета Мусина -

В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" писатель, специалист по истории ХХ века Олег Охлобыстев рассказал об обеспечении безопасности Московской Олимпиады.

— Сообщалось, что подготовке к Олимпиаде в Москве предшествовали какие-то истории с израильской сборной, в части террористической угрозы. Насколько это были опасные вещи, какое внимание им тогда уделялось?

— Надо сказать, что до 1972 года все Олимпиады нового времени проходили без каких-либо эксцессов. Олимпиада в Мюнхене стала первой, на которой был произведен теракт. В какой-то степени допустимо сказать, что это был теракт, совершенный в прямом эфире, потому что средства массовой информации его освещали очень широко, в том числе и трагическое завершение дня, когда 9 израильтян-заложников при попытке освобождения силами мюнхенской полиции были уничтожены террористами.

— Были другие террористические организации, которые заявляли о себе в то время? Кого бы могли бояться Москва или мировое сообщество?

— Как бы это не показалось парадоксальным, но террористические идеи получили очень большое распространение. Где-то с середины 60-х годов прошлого века во многих странах мира: в Великобритании, в Ирландии, в Испании, во Франции, в Италии, в Федеративной Республике Германии – сложились устойчивые террористические группы, которые систематически пытались осуществлять террористические акты. И нередко им это удавалось.

— То есть, их боялись?

— Вероятность совершения террористических актов на Московской Олимпиаде была реальной. Эта реальная угроза подпитывалась определенными фактами. Выходили публикации в Великобритании и в Америке. Одна из них называлась "Москва 1980 год", она появилась в 1979. Там прямо описывалось совершение террористического акта на Московской Олимпиаде. И надо сказать, что описывалось так, что психически неуравновешенные лица могли позаимствовать определенные советы из этого сочинения, чтобы действительно пытаться что-то совершить.

— Это был просто пиар автора? Он так хотел к себе привлечь внимание, или это был целенаправленный расчет на то, чтобы запугать, предложить не ехать? Почему такие вещи появляются?

— Это была не единственная публикация, даже в таком беллетристическом жанре, которая сопровождалась публикациями в прессе и репортажами журналистов в Москве. Естественно, вопросы безопасности затрагивали сознание граждан.

Тем более, что задачей Советского Союза было продемонстрировать свою открытость миру и те колоссальные изменения, которые произошли после окончания Великой Отечественной войны. Годы подготовки к Олимпиаде совпали с началом процесса разрядки. Естественно, советские руководители преследовали определенные имиджевые цели, чтобы сделать СССР, Москву более открытой миру.

— Как решили проблему с террористическими угрозами? Международное взаимодействие было отлажено?

— С точки зрения противодействия террористическим угрозам, прежде всего, рассматривалась, конечно, возможность проникновения террористов из-за рубежа.

Из какой конкретно страны — было неизвестно, но у террористов уже тогда наблюдалось такое явление, как проведение акций за пределами своей страны. Советский Союз как территория, куда прибывают делегации многих стран мира, естественно, мог привлечь внимание каких-то последователей радикальных террористических идей.

Контроль въезда и предотвращение попадания в СССР лиц, известных своей причастностью к экстремистским организациям, осуществлялся по линии пропуска на государственной границе, по линии КГБ. Это встречало поддержку со стороны зарубежных партнеров, которые тоже не хотели, чтобы их граждане участвовали в какой-то террористической деятельности, прибыли в Москву и здесь, таким образом, отметились, бросая тень на кого-то.

Следует сказать, что террористические угрозы существовали в дальнейшем на всех последующих Олимпиадах за исключением Пекинской 2008 года. Эти угрозы постоянно находились в поле зрения организаторов Олимпиад. Были какие-то инциденты, слава богу, обходилось без человеческих жертв.

Еще на Монреальскую Олимпиаду 1976 года поехала советская делегация, где были представители МВД, там был официально представлен генерал Павел Абрамов, который тоже изучал опыт организации противодействия террористическим угрозам. В новой пост-мюнхенской реальности делались выводы для обеспечения безопасности гостей и участников Олимпиады.

— Такой уровень взаимодействия спецслужб был чем-то необычным для того времени?

— Безусловно, такое взаимодействие на уровне спецслужб, даже на уровне правоохранительных органов, в какой-то степени было нетрадиционно. Тогда Советский Союз еще не входил в Интерпол, он присоединился к этой международной организации позднее. Но, тем не менее, профессиональные контакты поддерживались. И осознание реальной угрозы терроризма открывало дорогу к взаимодействию, к переговорам, к обмену опытом.

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья