В Центре Гамалеи были все компоненты работы над вакциной, их просто сложили в пазл
03 сентября 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 3 сентября – Татьяна Павликова -

В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" руководитель лаборатории НИЦ им. Гамалеи Минздрава РФ Владимир Гущин прокомментировал идею применения векторов в генной терапии.

- Вакцина "Спутник-V" состоит из двух компонентов. Это два разных аденовируса. Это достаточно современная платформа, которая сейчас развивается во всем мире. И перспективна она тем, что на ее основе можно очень быстро создавать генные инженерные рекомбинантные препараты, которые можно в больших количествах производить и использовать в качестве вакцины достаточно безопасно. Потому что сами частицы представляют собой неживой вирус, который не способен размножаться в организме человека.

Применяется вакцина с интервалом в три недели. Сначала используется один компонент, с красной крышечкой, потом второй, с синей крышечкой.

- Как появилась идея использовать вот этот вот вектор для лечения генетических заболеваний?

- Вообще вирусные векторы – это достаточно давняя разработка. В мире вирусные векторы используются достаточно давно. Конкретно в Центре Гамалеи эта платформа развивается более 10 лет. Чтобы расширить ее применение, предлагалось сначала использовать ее для лечения соматических заболеваний, которые можно скорректировать дополнительной экспрессией гена, который вводится в организм с помощью такой платформы. Но, очевидно, что использовать ее можно несколько шире, не только для генной терапии, но и в качестве основы для вакцины.

- А для генной терапии она вообще подходит в принципе? Или же там платформу забраковали, а сюда взяли?

- Нет, вирусные векторы используются по-разному в зависимости от задачи. Для вакцинной платформы она подходит достаточно хорошо, потому что позволяет создать необходимую экспрессию, как говорят молекулярные биологи. То есть необходимую наработку нужного белка в достаточных количествах, при этом с ограниченным сроком жизни в организме человека. После введения конструкция начинает нарабатывать нужный тебе белок, через какое-то время экспрессия эта затухает, и в организме не остается никаких следов.

Для генной терапии, как правило, нужны подходы, которые позволяют экспрессировать как можно дольше. Поэтому если использовать аденовирус для генной терапии, то препарат нужно вводить много раз. Сделали один укол, прошло какое-то время, делают еще один укол, и так много раз. Сама по себе платформа для задачи вакцинологии подходит, можно сказать, лучше, чем для генной терапии.

- На каком этапе находилась эта разработка, когда возникла эпидемия Эболы? И как решили применять вакцину в этом направлении?

- Изначально платформа вирусных векторов использовалась, чтобы на ее основе делать вакцину против гриппа. Центр Гамалеи достаточно давно разрабатывает различные кандидатные препараты, которые можно использовать в качестве вакцины от гриппа. Для этого ключевые антигены гриппа экспрессируют с помощью аденовируса в различных комбинациях. И изначально существовала платформа, которая использовалась для разработки вакцины от гриппа. К тому моменту, когда вспыхнула эпидемия Эболы в Африке, было решено использовать этот подход для создания вакцины против лихорадки.

- И сколько времени заняло создание именно вакцины от Эболы?

- Чуть больше года. Это тоже достаточно короткий срок.

- Кого чествовать нужно в качестве создателей?

- Отметить нужно руководство нашего центра. Директор Александр Леонидович Гинцбург, академик РАН. А также Денис Юрьевич Логунов, член-корреспондент РАН. Сейчас они руководят как раз разработкой вакцины и ее внедрением со стороны центра. Также участвуют в работе сотрудники минздрава, минобороны и подведомственных учреждений.

- В чем была сложность создания этой вакцины?

- Наличие платформы является предпосылкой для успешной разработки вакцины. Но чтобы создать действительно хорошую вакцину, нужно понимать, какие антигены из вируса, иммунитет к которым мы хотим развить, являются вакциноценными. Не каждый антиген подходит для того, чтобы его использовать в составе вакцины.

Поэтому нужно понимать вирусологию, то есть понимать фундаментальные аспекты того, какие белки вируса могут быть полезны, чтобы на их основе сделать вакцину. В Центре Гамалеи к моменту появления коронавируса группа под руководством Дениса Логунова работала с близким вирусом – вирусом ближневосточного респираторного синдрома Мерс. Был накоплен необходимый опыт работы именно с коронавирусами.

Непростой задачей было выбрать правильно антиген из структуры нового коронавируса, поместить его в состав аденовируса, отработать необходимые протоколы, а также создать инфекционные модели. Без инфекционных моделей невозможно испытать вакцину, понять, насколько эффективно она работает. В Центре Гамалеи удалось скомбинировать все элементы, как пазл сложить их и использовать, чтобы не просто создать генно-инженерную конструкцию, препарат, провести исследование на животных, но и довести это до исследований на людях и провести эти исследования. Благодаря тому, что в Центре Гамалеи проводятся и доклинические, и клинические исследования, налажено производство препаратов на основе аденовирусов, удалось быстро всю цепочку, все процедуры.

По факту, конечно, это не было так просто, как звучит, это потребовало колоссальных усилий со стороны руководства центра, со стороны директора Александра Леонидовича Гинцбурга, со стороны заместителя директора по науке Дениса Юрьевича Логунова, его команды и все тех, кто тесно работал в этом коллективе в разных направлениях. Кто-то получал генно-инженерный вектор, кто-то занимался наработкой препарата, кто-то в команде занимался постановкой животных инфекционных моделей, кто-то анализировал данные методами иммунологическими, чтобы показать, насколько хороший ответ иммунологический дает эта платформа. Кто-то заранее начал прорабатывать вопросы проведения клинических исследований. Напряженная работа позволила без лишних проволочек пройти весь этот путь. Он еще не закончился, мы сейчас находимся на стадии, когда первая-вторая фаза сдвоенная закончилась, завершилась успешно. Все добровольцы чувствуют себя прекрасно, вакцина показывает себя хорошо, иммунологические ответы хорошие.

Но впереди еще третья фаза, которая позволит собрать больше материала.

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья