В Белоруссии Запад может отработать меры финансового воздействия на Россию
01 октября 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 1 октября – Дмитрий Звягин -

В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" политолог, политический обозреватель, заместитель директора Института русских стратегий Юрий Баранчик рассказал о перспективах развития ситуации в Белоруссии, где продолжаются протесты оппозиции.

- Вторая половина сентября отметилась инаугурацией Лукашенко, причем прошла она в интересном формате. Это, на ваш взгляд, логичный ход главы Белоруссии, проведшего церемонию вступления в должность при том давлении, которое на него оказывается извне и внутри страны?

- Инаугурация рано или поздно должна была состояться в течение 2 месяцев после проведения выборов. Это прописано в конституции. То есть она должна была состояться в любом случае. Единственный вопрос в том, как она проходила. Формат тайной инаугурации мне кажется не совсем удачным. У Лукашенко была огромная поддержка, 80%. И я думаю, что эту поддержку можно было бы показать.

- Но церемония не совсем была тайной. 2 тысячи человек, президент сказал, были приглашены.

- Да, они были приглашены. Но, согласно закону о президенте, инаугурация должна транслироваться по белорусским национальным каналам, что сделано не было. То есть вся страна должна была это видеть, и по радио должно было транслироваться.

- Что Лукашенко хотел показать Белоруссии, проводя инаугурацию?

- Показать, что он останется президентом, даже если в республике останется один человек. Что он власть не отдаст. Что он остается именно тем человеком, с кем надо вести переговоры всем внешним партнерам.

- Понятно, что общественные мероприятия по известным причинам были отменены. Но Лукашенко появился перед представителями силовиков, чтобы принять присягу. Какое значение имеет вот такой ход президента?

- События после 9 августа показали, что силовики остаются чуть ли не единственной опорой президента Белоруссии. Сейчас идет обнародование некоторых личных данных силовиков, которые принимают участие в разгоне демонстрантов. И мне кажется, это был такой акт доверия со стороны президента.

- А вообще, как было бы лучше для страны всё организовать?

- Необходимо это было делать в широком формате с привлечением общественности. Потому что диалог необходимо начинать. Мы видим, что даже после визита Лукашенко в Сочи диалог до сих пор не начат. По крайней мере, никаких заявлений на эту тему не сделано. Мне кажется, этот формат надо как-то уже актуализировать.

- Какие настроения, по вашим сведениям, в Белоруссии сейчас преобладают? Теряет ли оппозиция очки с продолжением протестов?

- Она и так, собственно говоря, имела немного очков. Люди ведь вышли на улицу совсем по другим причинам, а не потому что их оппозиция позвала. Даже после акций недавних дней оппозиция не имеет большой поддержки в белорусском обществе. Но ситуация тревожна в том плане, что это насилие силовиков порождает ответную реакцию людей, которым просто не нравится то, что происходит. Я прекрасно понимаю белорусов, потому что прожил в Белоруссии более 40 лет своей жизни. На мой взгляд, происходящее просто раскололо белорусское общество. С этим надо что-то делать.

- Понимают ли белорусы, что в своих программных заявлениях оппозиция готовится фактически сдать страну по украинскому варианту?

- Да, я думаю, белорусы прекрасно это понимают. Поэтому они и отказывают в массовой поддержке оппозиции. Мы ведь видим, что за месяц протестов оппозиция так и не смогла выдвинуть из своих рядов ни одного лидера, который бы поддержал белорусский народ. Поэтому такой поддержки нет.

- А как же госпожа Тихановская?

- Она ведь на Западе. Собственно говоря, она только заявляет о том, что ее поддерживают люди. На самом деле, я убежден, если будут проведены новые выборы, там будут другие кандидаты, она не получит тех процентов, о которых говорит. Ведь эффект Тихановской был основан на том, что изначально с этими высокими цифрами поддержки, о которых пишет оппозиционная пресса, на выборы шел Виктор Бобарико, вот у него было 50-70%. Оппозиция считает, что, когда его посадили, электорат автоматически переместился к Тихановской. Что в Белоруссии – классическое протестное голосование. То есть людям всё равно за кого голосовать, они выражают недоверие действующему президенту.

- В Белоруссии прошли военные учения "Славянское братство – 2020". Насколько они были актуальны в данный момент?

- Я думаю, это очень актуально с учетом того, что все-таки Запад проводит очень агрессивную политику, он постоянно проводит учения возле белорусских границ или границ России. Мне кажется, это очень хороший повод показать, что Россия не оставит Беларусь, что есть средства, необходимые для пресечения любых провокаций.

- Возможны ли какие-либо провокации на границе с учетом того, что там сконцентрированы довольно большие силы НАТО?

- На мой взгляд, это возможно. Но я бы больше беспокоился за то, чтобы не было сакральных жертв внутри Белоруссии сейчас. Потому что Западу, судя по всему, еще осталось дождаться решения сената США по поводу признания выборов и санкционных списков. И если всё это оформится у них в какую-то долгосрочную стратегию, я думаю, что больше стоит опасаться даже не внешних провокаций, потому что здесь ответ понятен. Силовые структуры Белоруссии достаточно мощные, пресекут любые попытки на этом направлении. А вот внутри республики с этим могут быть проблемы, поэтому я бы обратил больше внимания на внутрибелорусскую составляющую.

- Будут ли Польша и Литва продолжать свои попытки дестабилизировать ситуацию в Белоруссии?

- Да, конечно. Мы должны понимать, что Евросоюз – не целостная организация. Есть, скажем так, франко-германский блок, есть проамериканский, англосаксонский, потому что Британия проводит ту же политику, что и США. Малые страны, Прибалтика, Польша, проводят именно политику интересов Америки и Британии, более агрессивную, более провокационную. Поэтому да, мы можем ожидать провокаций. Но я думаю, что, если президент республики Беларусь прекратит всякую торговлю с Литвой и Польшей, это нанесет им сильный экономический урон, и тогда они будут думать, что делать.

- Ведущие страны не признают результаты выборов и законность Лукашенко как президента. Какие последствия для Белоруссии это может иметь? Не возникнет ли желание сместить Лукашенко силовым путем, если он якобы незаконно избран?

- Здесь есть ряд специфических нюансов. Что касается внешнего вмешательства военного, я думаю, здесь такого не будет. Но вот интересный факт: Беларусь договорилась с США о возобновлении деятельности посольства. Насколько я обладаю информацией, одним из условий американцев было то, что в штатах посольства должно состоять более 2 тысяч человек. Как Белоруссия справится с таким присутствием американцев у себя в стране? Сколько там будет гражданских сотрудников, сколько там будет морской пехоты, которая охраняет посольство, сколько будет подвалов в этом посольстве, где они будут располагаться? Если американцы здесь делают всё посольство больше, чем на Украине, при всей разности территорий и населения, то мы прекрасно понимаем, что это не просто так. И вот из таких нюансов будет складываться вся повестка.

- А зачем же им так много сотрудников?

- Вот это вызывает вопросы. Здесь, возможно, не будет внешнего вмешательства силового, потому что и Россия сможет активизироваться в рамках процедуры ОДКБ, Союзного государства. А что касается внутреннего какого-то переворота, мы прекрасно помним события в Киеве. Появилась группа снайперов, которые начали стрелять в обе стороны, и произошло столкновение кровавое. В Минске ведь то же самое может быть. Подумают на белорусских силовиков. А кто там на самом деле – это большой вопрос. Поэтому здесь белорусским властям надо действовать очень аккуратно.

- А что касается последствий для Белоруссии, что все-таки не признали Лукашенко как президента?

- Я думаю, будет такая же ситуация, как в 2010 году, когда состоялся в декабре очень мощный силовой разгон демонстрантов после аналогичных выборов президента. Запад сначала тоже ввел санкции, какие-то списки, потом все это смикшировалось, и приступили к торговле. Поэтому, скажем, бизнес-интересы всегда будут перевешивать политические на Западе. То есть говорится одно, а на словах делается другое. Лукашенко прекрасно понимает, что Запад сначала поговорит, покричит, а через года 2-3 вся эта пена сойдет, и он сможет по-прежнему лавировать.

- Это оптимистичный сценарий. А пессимистичный?

- Пессимистичный сценарий заключается больше не в оппозиции, а в том, что какие-то действия со стороны силовиков вызовут бурю возмущения у белорусского народа. И тогда вот сложно спрогнозировать, как будет развиваться ситуация.

- А со стороны Запада? Если эта пена не сойдет, если они все-таки не признают Лукашенко президентом, откажутся с ним торговать и так далее?

- В таком случае, скорее все, они предпримут меры финансового характера, в том числе заморозят кредиты для Беларуси. Возможно, попробуют ограничить операции по SWIFT для банков республики. Они угрожали этим России, но не сделали. Я думаю, что они посмотрят на примере Белоруссии, как это все будет функционировать, чтобы потом понимать, как им работать против России. Поэтому возможны какие-то акции. Но я думаю, они больше будут финансового плана, экономического, но не политического.

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья