Улица с односторонним движением
15 декабря 2020

В начале белорусского кризиса я радовался, что тема отношений Белоруссии и России наконец-то появилась в российской публичной повестке, ее стали обсуждать в популярных ток-шоу, белорусские эксперты появились на наших телеэкранах, завязался откровенный и открытый диалог. Это необходимо было сделать уже давно, но лучше поздно, чем никогда.

Так сложилось, что о самой дружественной России стране и ее народе те из россиян, что не жили в Советском Союзе, то есть наши сограждане в возрасте до 30 лет и младше, знали меньше, чем о Турции. Белоруса они представляли в виде строителя-гастарбайтера, приехавшего из какой-то соседней страны, но не Украины. Там говорят на русском языке со странным акцентом, напоминающим тот говор, на котором бабушки и дедушки изъясняются в деревне, там едят картошку, есть Беловежская Пуща и Брестская крепость. А, да, еще там есть Лукашенко, который совершенно не похож на нашего Путина, но так же авторитарен.

Те, кто постарше, тоже не особо-то разбирались в современных белорусских реалиях. Свое представление о нынешней Белоруссии они строили, исходя из своих побитых молью воспоминаний и свежих заявлений Лукашенко и того образа белоруса, который он собою являл. Потому, кстати, очень удивились, когда в Белоруссии началось то, что началось. И первые, и вторые удивились, кстати.

Тем более, после всего случившегося никак не ожидали ни те, ни другие увидеть на экране белорусов-интеллектуалов, говорящих на прекрасном русском языке о проблемах мирового масштаба. Наконец-то лицезрели, радовался я. Да, ток-шоу – это еще не интеграция, скорее, даже совсем не интеграция, это классический симулякр, медийная подмена реального процесса. Но даже видимость заинтересованного обсуждения белорусских, а на самом деле наших общих проблем лучше полного отсутствия этого обсуждения. (Не устаю напоминать, что Россия и Белоруссия – на данный момент части одного Союзного государства, каким бы надуманным ни казался кому-то этот союз. Отсюда и проблемы у нас общие.)

Что я наблюдаю через несколько месяцев? Белорусские коллеги уже узнаваемы российским зрителем. Многие в своей публичной деятельности вышли за пределы узкого коридора обсуждения белорусского кризиса, успехов и ошибок Лукашенко и неудач Тихановской и К и довольно объективно, доброжелательно, со знанием дела дискутируют не только по интеграционной проблематике, но комментируют и российскую повестку. Отдельные белорусские эксперты готовы свое видение заинтересованной российской аудитории представлять и в других форматах. Например, Алексей Дзермант пошел дальше и презентовал свою книгу "Беларусь – Евразия. Пограничье России и Европы" в Москве и Питере. С успехом, надо сказать, презентовал. Небесспорная, но интересная работа. Могу только приветствовать такое заинтересованное включение белорусских интеллектуалов в наш общий поиск национальной идеи.

А где же российские эксперты? Почему их нет на экранах белорусских телевизоров, в белорусских ток-шоу и аналитических программах? Почему белорусские власти не способствуют такому же диалогу представителей российского экспертного сообщества со своими белорусскими коллегами на глазах белорусской аудитории? Почему вместо движения навстречу друг другу мы опять наблюдаем дорогу с односторонним движением? У меня есть свой ответ на этот вопрос. Он будет неприятным для официального Минска. Повременю.

Источник – публикация на странице автора в фейсбук.

Предыдущая статья