Цифровая реальность как осложнение после COVID
28 мая 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 28 мая – Марианна Поздирка – Пандемия коронавируса скоро закончится. В частности, благодаря нам с вами, терпеливо пережидающим беду в самоизоляции. Ведь вирус живет на предметах в среднем 24 часа. И если не будет носителя, он погибает самостоятельно.

Однако после карантина мир уже не будет прежним. Страшнее вируса окажутся экономические и политические последствия. На восстановление всех стран уйдут годы. Почему правительства пошли на это? Какие проблемы угрожают нам в ближайшее время? И есть ли шансы их успешно преодолеть?

18 апреля, США. Американцы одни из первых в мире вышли на улицы, протестуя против карантина. Количество безработных на сегодня уже 10 миллионов. И это только начало. Такую картину эксперты предрекают по всему миру. К концу года во многих странах наступит голод библейских масштабов.

"Это звучит по-настоящему шокирующе: 821 миллион человек каждую ночь ложатся спать голодными по всему миру, хронически голодными. Анализ Всемирной продовольственной программы показывает, что из-за коронавируса к концу года еще около 300 миллионов человек окажутся на грани голода", - предрекает Дэвид Бизли, исполнительный директор Всемирной продовольственной программы OOH.

Коронавирус грозит отбросить мир в Средневековье. В связи с пандемией материальные блага для каждого государства вновь станут существенными. Мы вернемся в мир военной борьбы за ресурсы. Хотя еще недавно казалось, что территории уже не нужны для экономического роста, Евросоюз активно транслировал эту идею. Однако наступающий мировой кризис покажет обратное.

"Мир начинает дробиться на определенные финансовые технологические зоны, зоны производства. Эти зоны начинают ощетиниваться, закрываться. И через 10 лет, может быть, гораздо раньше это будет перетекать в форму попытки физического захвата рынка других государств. К этому надо готовиться. Сейчас всё очень быстро меняется", - предупреждает политолог Николай Вавилов.

Пандемия показала настоящее лицо глобализации. С зависимостью от Китая многие страны оказались беспомощны. Не имея собственных заводов по производству техники, текстиля и медикаментов, при виде опасности западные лидеры стали действовать по принципу каждый сам за себя.

"Что сделал Трамп? Это вероломная вещь, но на это надо всё равно обратить внимание. Когда он объявил, что закрывает морские и воздушные границы с Европой, он же сначала не уточнил, что речь идет о человеческих обменах. О поездках людей. Спустя некоторое время Белому дому пришлось объяснять, что на самом деле товарные потоки мы не трогаем. Но за то время, когда Трамп закончил свое первое выступление, рынки Европы уже обвалились", - комментирует политолог Саркис Цатурян.

За этим шагом Вашингтона последовал новый скандал. Европейские СМИ узнали о попытках Трампа тайно купить немецкую компанию, которая работала над вакциной против коронавируса. На глазах всего мира ЕС и США показали свою профнепригодность и несостоятельность. Так, в Евросоюзе дало сбой почти всё, чем гордились европолитики: открытые границы, демократические институты, эффективная национальная координация и толерантность.

"Все страны Европы и не только Европы используют сегодня тему с коронавирусом для того, чтобы укрепить свои властные полномочия. Посмотрите, что делает Макрон во Франции, он фактически ввел военное положение, он призвал нацию сосредотачиваться, а во Франции много проблем, в том числе и "желтые жилеты", - говорит Саркис Цатурян.

История с коронавирусом выявила еще один очень неприятный для западных элит момент: либеральные демократии справляются с пандемией гораздо хуже, чем авторитарные режимы. Отчасти из-за большей дисциплины среди населения, отчасти из-за того, что власти не боялись отказаться от принципов рыночной экономики. Так, в Китае на уровне государства контролировались цены в магазинах и обеспечивалось достаточное количество товаров на полках. Продуктового кризиса там не было, как и в России.

"У России есть очень сильное преимущество, которое состоит в том, что Россия – единственная страна в мире, которая сохранила не либеральные экономические школы. То есть, в нашей стране есть теория кризиса, а больше ее нигде нет", - считает экономист Михаил Хазин.

Коронавирус стал триггером как для экономических, так и политических изменений. По мнению экспертов, формат G8, который существует почти четверть века, стал уже не актуален. Что нас ждет в ближайшее время?

"Где-то в 2023-2024 годах должна собраться новая Ялта, новый Бреттон-Вудс, и там должны написать новые правила. За это время их нужно придумать. То есть нужно сделать новые экспертные институты, не либеральные, в Штатах. В России, в Китае они должны собраться, обдумать и предложить некий формат к 2023 году, а дальше державы – победительницы мирового глобализма соберутся и примут решение, как будем жить дальше", - предсказывает Михаил Хазин.

Этот кризис уже сравнивают с Великой депрессией 1930-х годов, которую болезненно перенесли многие страны. Тогда без работы, еды и жилья остались миллионы. На восстановление прежнего уровня жизни понадобилось 12 лет. Звучит страшно. Сможем ли мы сегодня, в 21-м веке, справиться с кризисом быстрее и легче? Что для этого нужно?

В России есть своя специфика. Нас ожидает новый виток дачной и огородной активности, возрождение семейных подворий. Уже сегодня наблюдается скачок спроса на загородные дома и участки. Тем более, что карантин доказал, в нашей стране вполне возможно многим специалистам перейти на удаленную работу. В России высокое качество Интернет-связи и развитая система онлайн-банков.

"Удаленка – это такой идеал представления о том, как должен жить человек. Человек сидит у себя дома, получает зарплату по электронке. Находит мешок с едой под дверью, переводит деньги по электронке. Да, но такая ситуация меняет психологическую ситуацию в мире", - полагает Дмитрий Журавлев, директор Института региональных проблем.

2020 год станет поворотным к новой – цифровой реальности. Люди так привыкли к электронному формату общения и услуг, что обычные кинотеатры, стадионы и магазины скоро станут анахронизмом. Сервис доставки, еще вчера занимавший пару процентов рынка, в основном в мегаполисах развитых стран, испытал взрывной рост и вряд ли его замедлит. Удаленное образование, о пользе которого лениво спорили специалисты, на глазах начинает доминировать над традиционными университетами.

В Японии этой весной уже провели первый выпускной онлайн. На церемонию получения дипломов приехали роботы. На уровне лица у них был встроен планшет, на который транслировалось изображение ученика. Роботу вручали диплом, после чего он фотографировался на память с преподавателем. За считанные недели карантина заявили о себе сервисы, о которых раньше говорили только смелые футурологи.

Так, в апреле в Москве прошел первый в мире показ мод с участием виртуальной модели. Выручка компании, которая предоставила эту электронную манекенщицу, составила 3 миллиона рублей. За месяц до карантина они зарабатывали в 20 раз меньше. Вирус стал катализатором очень быстрых изменений во всех сферах.

Пандемия показала, что ни одна страна в мире не была готова к войне с коронавирусом. Российские власти отнеслись к биологической угрозе серьезно. Во всех странах в ближайшем будущем ожидается реформа здравоохранения. Уже планируется ликвидировать нехватку врачей-реаниматологов, создать новую систему тестирования и разработать вакцины против опасных вирусов. Появится у нас и дистанционный контроль состояния здоровья людей. С помощью искусственного интеллекта данные будут обрабатываться, и, если параметры отклонятся от нормы, докторам поступит сигнал. В России вся необходимая инфраструктура для этого уже есть.

"В России существует довольно хорошая противоэпидемическая служба, Минздрав данным вопросом очень плотно занимается. Роспотребнадзор этим вопросом занимается. Правительство в стране не сдается", - говорит вирусолог Тимур Пестерев.

С точки зрения глобальных цивилизационных процессов, эту пандемию уже называют вакциной против Третьей мировой войны. В последнее время, особенно после 2014 года, в мире нарастало напряжение и внутреннее предчувствие какой-то большой катастрофы. Локальных военных конфликтов становилось всё больше. Среди ядерных держав большой дружбы и единства мнений не было. Красная кнопка могла сработать в любой момент.

В начале 2020 года мир, возможно, избежал более серьезной катастрофы, чем пандемия. Со Второй мировой войны прошло 75 лет, и многим казалось, что вот-вот снова грянет. Сейчас мы увидели только тысячную долю того, что могла принести реальная война. По сути, люди получили некую прививку от агрессии, пережили сильное эмоциональное потрясение. Признаем это и будем ценить. Противовирусную войну мы пережили в родном доме, а не в окопах или бомбоубежищах.