Сегодня у молодежи нет потребности в массовых протестах
14 февраля 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 14 февраля – Артур Селимов – В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" директор Института прикладных политических исследований Григорий Добромелов охарактеризовал молодежные протесты в XXI в.

- Расскажите об истории участия детей в политике.

- Детей использовали в политике еще в ХХ в. Самый яркий пример – дружба советских и американских школьников. Сейчас мы наблюдаем возрождающуюся тенденцию использования детских эмоций в политике.

- Почему эта тенденция возрождается?

- Современное информационное пространство наполнено фейками, вследствие чего доверие к новым фактам падает. Политики ищут источники новой искренности, чтобы привлечь население.

- Как, за счет чего дети могут привлечь общественность?

- Считается, что если ребенок рассуждает о какой-то проблеме, она актуальна. Много взрослых людей, которые могут красиво и умно говорить, но от детей этого никак не ожидаешь. Больше от ребенка ничего не требуется. За него всё сделает само общество.

- В чем заключается специфика молодежного протеста в наше время?

- Невозможно отметить общие черты у различных акций молодежных протестов. Наоборот, в современную эпоху онлайн-коммуникации дети очень мало общаются вживую. Поэтому они замыкаются в своем кругу друзей в социальных сетях. Мы не можем предсказать, перейдет ли обсуждение проблем в чатах в реальные действия, потому что этот переход непредсказуем. Сейчас прогнозирование затруднено еще больше, потому что молодежь выплескивает эмоции в Интернете, и предпринимать какие-то усилия по решению проблем уже не очень хочет.

- Но уже тысячи сторонников Греты Тунберг выходят на улицу и протестуют.

- Во-первых, несколько тысяч по сравнению со многими миллионами детей – ничто. Во-вторых, с помощью психологических технологий побудить молодежь протестовать несложно. Другое дело, что у подростков пока что нет в этом потребностей.