Саркис Цатурян: Триггером нового обвала в мире стал кризис системы здравоохранения
30 марта 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 30 марта – Ольга Кубанцева - В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" главный редактор ИА "Реалист" Саркис Цатурян  рассказал о влиянии коронавируса на социально-политическую ситуацию в мире

- Может ли ситуация с распространением коронавирусной инфекции являться репетицией некой глобальной биологической войны?

- Это, безусловно, является репетицией глобальной войны. Но в данном случае это не биологическая война. Хотя этот вирус и является искусственным. Это одна из разновидностей ОРВИ, созданная, скорее всего, в американской лаборатории. Если судить по тому, что заявили китайцы открыто о том, что утечки были на территории США. А люди, которые присутствовали на Всемирных военных играх в Ухани, были заражены и погибли именно от коронавируса. Это ситуация, которая выгодна многим правительствам, в первую очередь, выгодна США, Великобритании. Потому что таким образом они оказывают давление на стратегических противников.

- Почему вирус, который сейчас блокирует страны вместе с армиями, может превратиться в оружие будущей войны?

- Мы понимаем, что военным путем сегодня нельзя решить ни одну политическую задачу. Нельзя применить ядерное оружие против Китая, потому что у Китая почти полтора миллиарда населения. Если вы нанесете ядерный удар по Китаю, он максимум потеряет 200 миллионов, нанесет по вам ответный удар, и, скорее всего, этот удар похоронит любую западную страну, вне зависимости от того, какой у нее ядерный потенциал. Однако ослабить геополитического противника надо. И сделать это желательно через невоенные методы. Потому что они наименее разрушительные. И в этом смысле пандемия является удобным инструментов, прикрытием для того, чтобы оформить размежевание крупнейших центров мировой экономики, которое началось с приходом Трампа к власти. Ведь сегодня именно этот процесс наблюдается. Коронавирус является продолжением торговой войны, но уже другими методами. Методами не экономическими, а с применением биологического оружия.

- Можно ли говорить, что западный мир доигрался в свои либеральные ценности, которые ударили не только по политике, но и по здоровью и быту?

- Либерализм умер. С распадом СССР и с объединением Германии либерализм прекратил свое существование. Всё, что мы сегодня понимаем под либеральными ценностями, является суррогатом, является прикрытием той хищнической экономической и политической модели, которую на Западе для себя создали. Они создали экономическую систему и политическую систему, которая порождает огромное неравенство внутри своих собственных обществ. И они, честно говоря, вообще не понимают, что с этим делать.

Посмотрите, сколько попыток делало правительство Мэй, чтобы выйти из состава Европейского союза. То есть уровень внутренних социальных конфликтов в той же Британии колоссальный. Посмотрите, что происходит сегодня во Франции. Капитализм умер фактически, и Макрон подвел черту под капитализмом. Желтые жилеты штурмуют Францию уже не первый год. И ведь это не закончится.

- Что ждет жителей стран, которые не справятся с коронавирусом?

- Коронавирус является триггером, который обостряет социальные, экономические и политические противоречия во всем мире без исключения. Во время кризиса 2008 года таким триггером был ипотечный рынок. В нынешней ситуации триггером мирового кризиса является кризис системы здравоохранения, который порожден искусственной проблемой, связанной с коронавирусом, который является по сути сезонным гриппом. На фоне кризиса системы здравоохранения создана ситуация, при которой люди вынуждены будут больше тратить на лекарства, на свое здоровье.

С одной стороны, это позитивно, потому что правительства будут вынуждены вкладывать деньги в медицину, будут строить новые больницы, будут продумывать разного рода социальные программы. А представьте себе, если у правительств некоторых стран не будет денег на эти социальные программы. Если они не смогут строить эти больницы, наладить медицину, если они не смогут наладить поступление товаров в крупные города, что они получат? Они получат десятилетия социальных конфликтов, классовых конфликтов, масштабных противоречий. То есть то, что было 10 лет назад с арабской весной. Она началась от того, что выросли цены на хлеб. Вспомните, первая революция в арабских странах была в Тунисе. И она сначала называлась "Багетной революцией". Потому что арабы вышли на улицы, когда поняли, что цены на хлеб поднялись. Они терпели всё, что угодно. Они терпели коррупцию, произвол, насилие. Но как только подняли цены на хлеб, они все вышли на улицы.

То есть если какие-то бедные страны не смогут адаптироваться к этим реалиям, не смогут создать систему здравоохранения и наладить социалку у себя, то, скорее всего, эти правительства будут просто сметены. Возможно, не по одному разу подряд. И это видно сегодня на примере Алжира. Потому что сначала молодежь вышла на улицы, сказала, что мы убираем президента Бутефлику, мы не хотим военной диктатуры. Военные быстренько убрали Бутефлику, но поменяли фасад, не поменяв содержание. В итоге Алжир снова вышел на улицы и говорит: "Нет, ребята, мы будем до конца убирать военную диктатуру. Мы не хотим прежнего, мы хотим изменений, в первую очередь, в социально-экономической сфере".

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья