Сахаров. С думой о человечестве
07 июня 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 7 июня – Павел Веденяпин – В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" писатель Юрий Рост поделился воспоминаниями о выдающемся ученом Андрее Сахарове.

- Сахаров, представитель советской научной элиты, вдруг превращается в непримиримого ее противника. Как это произошло?

- С моей точки зрения, он никогда власть не поддерживал. Он был ученым. У него было обостренное чувство долга и ответственности. Перед профессией, прежде всего, и перед людьми вообще. У него была идея остановить войну, любую возможную. Потому что он хоть и не воевал, но масштабы катастрофы представлял. Он представлял, какими бездарными могут быть полководцы, как они пренебрегают людьми. Сколько народу можно погубить просто так, от некомпетентности. Ему очень не хотелось, чтобы одна сторона конфликта обладала термоядерным оружием, а другая нет. Хотелось сделать так, чтобы ни одна сторона не имела большое преимущество.

- Его точка невозврата приходилась именно на этот период?

- Понятие "точка невозврата" к нему вообще не подходит. Этот человек бесконечно возвращался к себе, он совершенно не думал быть диссидентом и борцом с режимом. Ничего этого не было. Он написал свою работу, отправил ее в ЦК партии. О том как, по его мнению, должна развиваться дальше история, там длинное название. Но никто не удосужился из цековских начальников даже средней руки, заведующих отделов с ним поговорить. Ответил какой-то инструктор. И потом текст вышел за границу, его там напечатали, с этого началась его анафема.

Он бы продолжал работать, но его отстранили. Он вернулся в Москву, продолжал работать, на двери его кабинета висела табличка "А.Д. Сахаров", которую не снимали во время его ссылки в Горький. Он думал о человеке, о человечестве.

- Приходилось слышать, что вот был советский ученый великий, а тут появилась эта сионистка и агентша ЦРУ Боннэр и она сбила Сахарова с пути.

- Она была коммунистка. Мама у нее была коммунистка, старая большевичка, отсидела, сколько положено. Папу уничтожили. Она училась на медсестру, была литературным секретарем. У нее все-таки неплохие литературные способности, некоторые книжки просто хорошо написаны. Она работала с Дудиным, был такой замечательный ленинградский фронтовой писатель, знала Орлова. Потом постепенно примкнула к этому движению правозащитному.

Боннэр тяжело болела, у нее семь шунтов, глаза не видели. Но Сахаров любил ее. И она очень много сделала, чтобы напечатать его книги.

А познакомились они так. Его увидели правозащитники на каком-то процессе и пригласили перекусить. Там колбаса была, батон и кефир. И Сахаров отказался есть. А Боннэр сказала, мол, вот академик, трижды герой, лауреат всех премий не хочет с нами. Она только потом узнала, когда уже его полюбила, что он всё ел теплое.

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья