Позднее обращение к медикам - главная причина смертности от опасных инфекций
02 сентября 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 2 сентября – Ольга Кубанцева -

В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" советник директора по научной работе ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора, академик РАН Виктор Малеев рассказал о своем опыте работы в очагах чумы.

- Доводилось ли вам работать с чумой?

- Я работал в нескольких очагах чумы. Отдельные были эпизоды в Монголии и в советском Казахстане. Но это единичные больные. Крупная достаточно эпидемия случилась во Вьетнаме, после того как оттуда ушли американцы. Люди сидели в пещерах, прятались. А там грызунов обилие. Там своеобразная чума.

Вот есть сухопутная, пустынная чума, как в Монголии, где пустыни, степи. А есть так называемая океаническая во Вьетнаме.

В середине девяностых была в Индии большая вспышка чумы. Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию, самолеты не летали. Я был в составе международной делегации, занимался лечением.

Понятное дело, кого-то смогли спасти, кого-то нет. Там тяжелая легочная чума вспыхнула. Конечно, это был не коронавирус. Но 50-60 человек умерли.

- Можно ли сказать, что чума – самая страшная болезнь человечества за всю нашу историю?

- В разные периоды по-разному. Все инфекции имеют свой цикл. Бывают периоды, когда они особенно опасны, когда человечество к ним не подготовлено.

Все инфекции в той или иной степени природный характер имеют. Какие-то ближе к природе, какие-то – более далекие. Даже грипп, и тот с природой связан. И чума прямо связана, ее резервуарами являются грызуны, всевозможные суслики, корабельные крысы, блохи и так далее.

В природе бывает катаклизмы – землетрясения, извержения. Бывают какие-то периоды активности и у инфекций. Наиболее известные активности чумы были в древние времена, в Средние века, вспышки были даже в 20-м веке. Есть регионы типа Мадагаскара, где чума постоянно находится. На территории России тоже есть природные очаги – в Алтае, на Северном Кавказе. Но эти очаги контролируются. У нас в отличие от многих других стран существует система противочумная. Она работает профилактически, следит за активностью грызунов. Есть противочумные станции, противочумные отряды.

Слава богу, что, когда распался Советский Союз, эта система у нас сохранилась. В других республиках, в частности, в Казахстане, она не столь активна. Она практически работу не проводит. Просят, чтобы наши специалисты работали на границе с Казахстаном. Мы периодически эти очаги контролируем.

Противочумная станция – одна из самых мобильных. Специалисты способны работать в поле, являются основой для тех санитарных бригад, которые работают на землетрясениях, в зонах вспышки Эбола. В Саратове есть центральный противочумный институт, больше ста лет работает.

- Грозят ли России вспышки чумы в соседних странах?

- По чуме постоянно контролируется территория России. У нас единичные случаи могут быть, но вспышка нам не угрожает, у нас все-таки границы есть. Правда, сейчас глобализация. Какой-то человек может с чумой прилететь из другого очага, такие случаи были.

Есть территории во Вьетнаме, где население ест крыс. У них чумовые бубоны в деревне, как у нас грипп. Слава богу, не всегда они переходят в легочную форму. Если у человека бубон, но никто к нему обниматься не лезет, то он никому не передаст инфекцию, у него бубон пройдет и на этом всё закончится.

- Если чуму не лечить, умирает процентов 70?

- При легочной чуме летальность процентов 20-30. Я не знаю ни одну инфекцию, где сто процентов умирают. Если только бешенство, без лечения, то сто процентов. Даже от ВИЧ-инфекции и то не все умирают. Многие лечатся.

- Почему люди умирают? Вроде бы столько лет лечат чуму. Вакцину сделали, антибиотики…

- Во-первых, своевременно не обращаются. Это бывает в каких-то районах удаленных. Сейчас нет городской чумы, как раньше была. Портовая чума была, сейчас такого нет.

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья