Польша в XVI в. аннексировала Великое княжество Литовское, считает историк
07 октября 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 7 октября – Дмитрий Звягин -

В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" политолог, историк Никита Комаров рассказал о стратегических планах Польши в Восточной Европе.

- Выступая летом в этом году в Люблине, министр иностранных дел Украины заявил, что Люблинский треугольник подчеркивает важную роль, которую Украина, Польша и Литва играют в Центральной Европе и в мире. Какую роль эти территории играют сейчас, и какую роль они играли в 16-м веке?

- Идея Люблинского треугольника, как и Междуморья, безусловно, актуальна сейчас, она была актуальна и 100 лет назад, и в 16-м веке. Эта идея восходит к концепции Междуморья Пилсудского. Впервые она была опробована 100 лет назад, когда Польша, вторая Речь Посполитая, пыталась создать конфедерацию из государств Восточной Европы, которые образовались после распада Российской империи. Тогда у них ничего это сделать не получилось. Тем не менее, концепция была развита в поиске иммиграции в 1960-1970 годах. И после 2014 года в связи со всем известными украинскими событиями к ней вернулись.

Заявление главы МИД Украины не первое. Звучали подобные регулярно в предыдущие годы. Звучали как на официальном уровне, так и от представителей так называемых националистических батальонов, запрещенных в РФ организаций. Они неоднократно собирались и пытались какие-то планы по сотрудничеству Польши и Украины реализовать.

Здесь двумя определяющими странами являются именно Польша и Украина. Собственно, концепция Междуморья – это от Балтики до Черного моря. Литва играет роль второстепенную. Она, конечно, может навязать свою повестку, но в силу скудного геополитического положения у нее вряд ли это получится, и не получалось никогда.

Сейчас у власти в Польше находится партия "Право и справедливость". Ее идеология как раз восходит к идее Пилсудского, к идее Междуморья. И "Право и справедливость" пытается эту идею претворить в жизнь, но пока что безуспешно. И объективных предпосылок для того, чтобы она все-таки реализовалась, несмотря на такие бравурные заявления, к настоящему моменту нет.

- МИД Украины также заявил, что альянс трех стран уходит корнями в глубокую древность. Можно ли назвать альянсом то, что произошло в 16-м веке?

- Мне кажется, глава МИД Украины приукрасил события, чтобы придать этой идее исторический характер. На самом деле в конце 16-го – начале 17-го века не было никакого альянса. Состоялось поглощение Королевством Польским Великого княжества Литовского. Да, оно было оформлено в виде унии, может быть, даже кто-то из историков и говорит о форме конфедерации. Но на самом деле произошло полное поглощение в политической, в экономической, в культурной сфере.

А заявление МИД Киева просто смешно, поскольку тогда не было ни Украины, ни Литвы в современном понимании. Было Великое княжество Литовское, но это не сегодняшняя Литва, там из общего только одно название.

Унию нельзя называть ни альянсом, ни конфедерацией. Польша аннексировала территорию Великого княжества Литовского. Проводя параллели, это можно сравнить с событиями, которые происходили в Германии, когда ФРГ фактически присоединила, инкорпорировала в свой состав ГДР. Не было никакого равноправного альянса тогда, и сейчас он вряд ли возможен.

- А какие последствия Люблинская уния имела для русских земель?

- Русское население, оказавшись в составе Речи Посполитой, подвергалось окатоличиванию, дерусификации. Исходя из тех внутренних проблем, которые были в Речи Посполитой, этот процесс не удалось довести до конца, но, тем не менее, были созданы предпосылки для появления современных украинцев, современных белорусов. Это всё восходит как раз к Люблинской унии. И особенно это было актуально для Западной Украины.

Что касается Левобережной Украины, Ццентральной, то здесь как раз процесс далеко не зашел, было сопротивление местной литовской, руденской знати, как она тогда называлась, которая не хотела переходить в католичество. Было сопротивление население. Собственно, знаменитые войны между запорожскими казаками и польским войском имели в том числе и конфессиональный подтекст.

Население Западной Украины не было окатоличено, было создано униатство, такая своеобразная смесь православия и католичества. Потому население, которое проживает на западе Украины, отличается от русского населения. Оно подверглось очень большому влиянию сначала Польши, потом Австрии. И было навсегда оторвано от русских земель. В то время как население Центральной и Восточной Украины осталось в лоне Русской православной церкви, в сфере русского языка, русской культуры.

Что касается населения Белоруссии, оно также не было подвержено ассимиляции культурной или этнической. Но, как я уже сказал, были созданы предпосылки для появления современных белорусов и современных украинцев.

- Можно ли провести параллели между тогдашним тотальным окатоличиванием русского населения и нынешним запретом на преподавание русского языка в школах Украины?

- Безусловно. Когда мы рассматриваем те или иные исторические процессы, то находим много общего с событиями, которые происходят сейчас. Но все-таки это не схожие процессы, потому что тогда задачей Варшавы была максимальная дерусификация руденского населения, чтобы инкорпорировать его в состав Польши, в состав Речи Посполитой. Сейчас Украина также активно пытается дерусифицировать. Но для своих национальных целей, а не для целей Польши, как это было несколько веков назад. Поэтому какие-то параллели провести можно, но говорить о том, что это абсолютно идентичные процессы, я бы не стал.

- Тогдашние процессы в итоге привели к воссоединению Украины с Россией в 1654 году. Такой сценарий сегодня возможен?

- В исторических или политических процессах тот или иной сценарий возможен всегда. К настоящему моменту объективных предпосылок нет. Но если мы вспомним, например, события 2014-го, то в январе-феврале того года никто не мог представить, что произойдет буквально через несколько месяцев. Всё развивается так стремительно, что подобные окна возможности могут открываться всегда. Если исходить из логических соображений, то мы не можем назвать какие-то явные причины повторения истории 1654 года. Возможность в 2014-м как открылась, так быстро и захлопнулась.

Но ситуация развивается и на Украине, и в России, и в Белоруссии стремительно, те или иные события произойти могут.

- Можно ли увязать вмешательство Польши, Литвы и Украины в дела Белоруссии, которое мы наблюдали последние месяц-два, с желанием включить белорусов в этот Люблинский треугольник?

- Безусловно, Белоруссия рассматривается в качестве одной из составных частей Люблинского треугольника. Единственное – территория Белоруссии не является определяющей в этой концепции. Две главные страны – это Польша и Украина, от моря до моря. Белоруссия и Литва служат дополнениями, достаточно лакомыми кусочками, но не определяющими. Тем не менее, при возможности Польша постарается затянуть Белоруссию в состав данного образования, может быть, в состав конфедерации. Варшава стремится к объединению стран Восточной Европы под своим предводительством, противопоставив свое влияние влиянию Брюсселя, Евросоюза. И, безусловно, Белоруссия в эту концепцию укладывается. Так же, как и Украина, как и Литва.

- Противопоставить свое влияние Брюсселю? Не амбициозная ли задача?

- Безусловно, амбициозная. Но это традиционная идея Польши, которая была и 100 лет назад, когда еще не было Евросоюза, но были другие державы. Польша со Средних веков стремилась к региональному лидерству в Восточной Европе. Чтобы его получить, она должна объединить под своей властью все эти территории. Если тогда было необходимо прямое включение территорий в свой состав, то сейчас это может быть в форме конфедерации либо в форме двусторонних отношений, но главную роль, безусловно, будет играть Варшава.

- Может быть, у них задача намного проще, и всё намного прозаичнее? И вот этот Люблинский треугольник – некая буферная зона между Россией и Европой?

- Данная концепция также существует. Она называется "Санитарный кордон". Она реализовывалась 100 лет назад. Но если тогда ее пытались реализовать Англия и Франция, то сейчас пытаются реализовать другие силы, в частности, США. Мы видим, как Штаты пытаются не допустить строительство "Северного потока-2", хотят замкнуть транзит российских углеводородов в Европу на себя через Польшу и Украину. На примере энергетической сферы мы видим и санитарный кордон, и буферную зону.

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья