Политолог Дмитрий Журавлев: В условиях коронавируса Трампу не надо напрягаться, он уже победил Китай
22 марта 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 22 марта – Ольга Кубанцева – В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" генеральный директор Института региональных проблем, кандидат политических наук Дмитрий Журавлев прокомментировал панику на фондовых рынках и падение цен на нефть.

- Как панические настроения отражаются на рынках?

- Очень жестко. Дело в том, что современная экономика – это не экономика, которая что-то производит, не экономика, которая что-то потребляет, а экономика, которая всегда чего-то ждет. Главное, что продается, это не товары — это фьючерсы. Контракты с правом выкупа через какое-то время. Деньги зарабатываются не на продаже нефти, не на продаже газа. А на том, что ты правильно угадал тенденцию повышения или понижения цен. А в этой ситуации тенденция на 90% зависит от тебя самого. Вот, представьте себе, вы считаете, что цена на нефть упадет. Что вы делаете? Вы, естественно, не покупаете фьючерсы на нефть, а продаете их. И все владельцы этих фьючерсов бегут и продают. Что дальше происходит? Правильно, падает цена, потому что резко подскакивает предложение и резко падает спрос. Современные цены не определяются товарами. Они даже не определяются объективным спросом, они определяются ожиданием спроса. Вот сейчас всем сказали: коронавирус, люди будут меньше ездить.

- Паника – чей инструмент?

- В первую очередь, это инструмент самого кризиса, если мы говорим о причинах, сам механизм порождает панику. Когда у тебя есть сундук золота под кроватью, у тебя не может быть экономической паники. У тебя может быть паника заболеть и умереть.

- Хаос подходит для глобального передела сфер влияния?

- Хаос, во-первых, дестабилизирует защитные механизмы. Если у вас нет хаоса, для того чтобы что-то захватить, надо это еще сильно обосновать. То есть нужно объяснить, почему собственно ты имеешь на это право. Приложить какие-то усилия. Выкорчевать здоровое дерево очень тяжело, но выкорчевать дерево, которое уже шатается под ветром, намного легче. Потому что системы, которые гарантируют стабильность, в этот момент борются с хаосом, им не до вас.

Конкретно для США есть целый ряд разноуровневых задач. Задача первая, наиболее явная – это победа в торговой войне с Китаем. Трамп пришел во власть под девизом "Мы победим Китай, мы заставим производство вернуться в Америку". Производство он не заставит вернуться, это невозможно, но Китай он победит. А в условиях коронавируса ему особо и побеждать не надо. Он уже победил.

- Нефтяной удар, противостояние с Саудовской Аравией… Зачем решили обвалить цены на нефть?

- Здесь я могу выдвинуть лишь свою гипотезу. У Эр-Рияда может быть целый ряд причин, какая из них возобладала, трудно сказать. Ключевой, на мой взгляд, является внутриполитический вопрос, в Саудовской Аравии стоит вопрос о наследовании трона. Король болен, король болен давно, король болен тяжело. Поэтому они могут какое-то время занимать рынок, другой вопрос, что сейчас этот процесс идет за счет стратегических запасов Саудовской Аравии, а не за счет увеличения добычи. А вопрос-то был в том – ограничивать или не ограничивать добычу, но тогда сделка не состоялась. Есть такой закон, если цены начинают очень сильно падать, вот сейчас они сильно падают, снижается рентабельность, и возникают нефтяные и газовые поля, которые не выгодно разрабатывать. И вместе со спросом падает и предложение. И в конце концов нефть вырулит на что-то среднее. Но вот для краткосрочной операции это работает. Поэтому, мне кажется, ключевой здесь является внутренняя политика, то есть усиление роли наследников престола в коротко срочной перспективе. Потому что король в Саудовской Аравии выбирается советом.

- Эр-Рияд уже сегодня выставляет нефть из своих стратегических запасов. Кому он пытается навредить?

- На добычу деньги найдутся, в крайнем случае, можно взять кредит под добычу нефти, кредиты дадут. Людей будет трудно нанять, но важно в вашем вопросе именно то, что они этого не делают. А почему бы не сделать, почему не запасы распродавать, ответов может быть только два. Ответ первый: предполагается, что нефть упадет в цене еще, причем упадет качественно. В это не очень верят, потому что новых источников не видят. Если бы сланцевая нефть была так дешева как обычная, тогда бы было, о чем говорить. Чисто экономический есть смысл распродавать запасы, если вы их завтра пополните дешевле, чем продали.

И второе: решение политических задач, причем краткосрочных, потому что запасы сами собой не увеличиваются. Использовать запасы для решения задач возможно только в одном случае, если у вас задача очень важная, но не долго. Вспомните историю с Афганистаном и обрушением цен на нефть в конце 1980-х, когда ради поддержки моджахедов Саудовская Аравия с подачи США пошла на резкое увеличение объемов поставок. Тогда тоже использовали стратегический запас. Но тогда тоже речь шла о том, чтобы обвалить рынок. А сейчас для чего? Россия не погибнет. Да, не такие дураки саудиты, чтобы на это надеяться. Европа не погибнет, но можно выполнить две задачи, решить внутриполитические проблемы и усилить влияние США на ослабленную Европу.

На Россию вряд ли получится. Хотя можно теоретически предположить совсем уж глубинный ход – попытаться вмешаться в наши президентские выборы через четыре года. Но для вмешательства в российские президентские выборы процесс начался слишком рано. Боюсь, стратегических запасов Саудовской Аравии на поддержание низких цен еще на четыре года просто не хватит.