Почетный нефтяник РФ Владимир Шустер: Европа за наш газ, потому что он намного дешевле
08 октября 2019

ТЕЛЕЦЕНТР, 8 октября – Карина Бадалян – В беседе с информационным агентством "ТелецентрЪ" доктор геолого-миологических наук, главный научный сотрудник Института проблем нефти и газа РАН, почетный нефтяник РФ Владимир Шустер рассказал о взаимоотношениях с Данией, США и о завершении строительства "Северного потока-2".

- Почему Дания отказалась пропускать через свою территорию "Северный поток-2"?

- Я думаю, исчерпывающий ответ дал президент РФ Владимир Путин. Я повторю основные положения проблемы. Дания – маленькая страна, которая находится под сильным влиянием США. Она зависит от них экономически, политически. Поэтому Дания воспротивилась, желая получить какие-то экономические, скорее всего, выгоды, льготы.

- Почему США против "Северного потока-2"?

- США против, потому что они продвигают свои энергоресурсы на европейский рынок. Нефть и сжиженный природный газ, СПГ. Они уже частично европейский рынок завоевали. Хотели бы расширить свои поставки, но СПГ на 20-30% дороже газа, который мы поставляем в Европу. Поэтому, естественно, несмотря на политические предпочтения, европейские государства, в первую очередь, Германия, и остальные – Франция, Нидерланды, с кем у нас тесные торговые отношения, выбирают более выгодный маршрут для получения газа. А газ и нефть – это кровь экономики.

Отмечу, что США нарушают все международные торговые договоренности. Вот сейчас у них война с Китаем идет. Они пытаются завоевывать рынок не по правилам конкуренции, а по правилам политического давления. Грозят, что кого-то перестанут защищать в НАТО и так далее.

- Почему Польша поддерживает позицию США по вопросам "Северного поток-2"? Ведь вначале Польша сама хотела, чтобы этот трубопровод проходил по ее территории.

- С Польшей у нас уже многовековые противоречия. Варшава считает, что освободилась от нашего политического ига, поэтому позиционирует себя сегодня чуть ли не врагом нашей страны.

- Как проблема обстоит с Данией сегодня?

- Дания выдвигала два типа требований – политические и экологические. Формально. Хотя на самом деле требование было одно. Американцы им говорили не делать, они и не делали. Политические требования они сняли, уже многие источники сказали об этом. Ну и об этом несколько дней назад сказал Путин на Валдайском форуме.

Остались экологические. Вроде бы все экологи сказали, что никаких последствий газопровод для острова Борнхольм не может повлечь. И самое главное – контролировать это будет международная европейская организация экологическая. Даже на Дания, и, тем более, не Россия.

- А какие будут последствия для Украины, если Россия не продлит 1 января 2020 года договор о транзите газа?

- Последствия будут катастрофические. Если Европа признает Украину, что она может развиваться по европейским законам, тогда она будет участником европейского соглашения. А если они не признают? Сейчас к ним очень скептическое отношение в связи с деятельностью Порошенко, и пока не знают, как будет действовать новый президент. Путин сказал: "Мы всё равно минимум на год продлим соглашение по той цене, которая устраивает украинцев". То есть, мы не бросаем Украину. Мы все равно понимаем, что это наш братский народ, и что мы должны их поддержать в любом случае. Кто там политику делает наверху – это одно. А если население начнет мерзнуть и погибать – это другое. Мы их поддержим. Газ мы им дадим.

- Что там известно по сланцевой революции? Конец ее же близится уже?

- Недавно какое-то издание американское написало, что приближается конец сланцевой революции. Я думаю, эта гипотеза возникла потому, что сланцевые скважины очень быстро иссякают. В течение года производительность падает на 70%. Эти месторождения расположены прямо в городах. То есть, скважины рядом с домами. Поэтому приходится компенсировать падение добычи запуском новых скважин.

- Резюмируем: чем Европе выгоден российский газопровод?

- Первое – он на 30%, как сказал президент, дешевле на сегодня. Второе – стабильность поставок, которая уже доказана десятилетиями. Третье – нашими стабильными запасами и газа, и нефти.

Мы пока все международные соглашения выполняем. К нам ни одной претензии серьезной не было. Ну, кроме как с Украиной, но там больше политические претензии, чем экономические.