Петре Мамрадзе: Шеварднадзе был готов пожертвовать самым ценным для своей страны
29 октября 2019

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 29 октября – Ольга Кубанцева - В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" бывший глава администрации президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе Петре Мамрадзе рассказал о ситуации в стране в 1990-х гг. и роли Шеварднадзе в ее спасении.

- Какой была ситуация в Грузии в 1992 г., когда Шеварднадзе возглавил страну?

- Ситуацию можно описать двумя словами – полный беспредел. Когда Шеварднадзе вернулся в Грузию, там после известного восстания и бегства Гамсахурдии правили бал вооруженные неформальные группировки. Надежды населения на Шеварднадзе были огромные. Более того, я внимательно тогда за этим наблюдал и хочу сказать, что ожидания были резко завышены. Никто не сумел бы им соответствовать, потому что ожидали, что сейчас Запад нам "от и до" поможет и буквально через год-два будем жить не хуже, чем Германия.

- Шеварднадзе обращался то к Западу, то к России. Он не мог определиться с основным вектором внешней политики или хотел усидеть на двух стульях?

- В 1994 г. в Париже на международной конференции его спросили: "Чем мог бы Запад помочь Грузии?" И ответ его незабываем. Он сказал: "Если вы действительно хотите помочь в Грузии, то нужно выполнить три условия. Первое: помогите России. И второе: помогите России. И самое главное, третье: помогите России. Если вы это сумеете сделать, то это будет наилучшая помощь всем бывшим республикам Советского Союза, да и странам соцлагеря. Помогите России". Речь шла о проведении в России масштабной реформы, которая бы вывела страну на путь развития, демократии, прав человека. А для этого нужен был совсем другой масштаб помощи, чем то, что делал Запад.

- Что можно считать самым серьезным достижением Шеварднадзе?

- Я бы выделил первый этап, когда он руководил Грузинской Советской Социалистической Республикой. Мы же помним достижения грузинской культуры того времени. Шеварднадзе добился того, что Грузия стала всесоюзным курортом.

Ну а потом, может быть, главный этап его жизни – это спасение Грузии. Он говорил: "Грузия гибнет. Вряд ли мы сумеем помочь, даже если отправимся в это пекло, в этот котел кипящей смолы, но это надо".

- Как он вел себя во время революции роз? Почему решил уйти, не продолжить борьбу?

- Он видел, какие масштабы принимал народный протест. И кто бы что ни говорил, во главе революции стояли люди, которым он лично дал дорогу в политику – мало кто сейчас об этом помнит. Михаил Саакашвили был юным лидером партии Шеварднадзе. А кто сделал Зураба Жвания председателем парламента в его-то юные годы? Это была воля Шеварднадзе. Когда дошло до чрезвычайного положения, надо было открыть огонь. И вот тут он категорически отказался применять силу. Даже когда ему говорили, что достаточно двух-трех таких вот жертв, он не согласился и подал в отставку. Очень спокойно, как вы помните, когда его спросили: "Что вы теперь будете делать?" Он сказал: “Пойду домой” – и пошел домой. И потом сколько лет жил? 11 лет прожил после этого, и плодотворно: писал, участвовал в конференциях.

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья