Молдавская журналистка рассказала о дискриминации русскоязычного населения в Молдове
10 февраля 2021

– Конституционный суд снизил статус русского языка. Что сейчас на практике происходит в Молдове?

– На практике происходит всё то, что происходило и раньше. Есть у нас такой Совет по предупреждению и ликвидации дискриминации, в который постоянно обращается русскоязычное население, говоря о случаях дискриминации именно по языковому принципу. Чаще всего мы сталкиваемся с дискриминацией в судах и в лечебных заведениях. Ну, в судах это вообще катастрофическое состояние. Потому что обратиться русскоязычному в отличие от граждан, владеющих молдавским и румынским языками, намного дороже. Дело в том, что все документы нужно подавать, включая иск на государственном языке. Соответственно, еще включаются затраты на переводчика, на общение с ним, которое гораздо больше времени занимает.  

– Что можно сделать в такой ситуации?

–Первый вариант- это идти по пути предложения очередного варианта закона о функционировании языков. Но это тупиковый вариант в нынешнем состоянии и нашего конституционного суда, и молдавского парламента, потому что слишком сильны позиции людей с румынским гражданством, которые не дадут трети населения стать равными и полноценными членами этого общества. У нас идет такая тотальная глобальная сегрегация людей по языковому и национальному принципу, нас не только унижают в судах, как я говорила, в медицинских учреждениях, но еще есть такая негласная разнарядка не принимать представителей русскоязычного населения на государственную службу, как бы хорошо ты ни владел государственным языком.
Есть еще один вариант: существует Европейская хартия региональных языков или языков национальных меньшинств, это хартия Европейского союза, Совета Европы. И как раз среди советов европейских экспертов есть обязательное включение русского языка как языка межнационального общения. Судя по тому, что у нас сейчас у власти такие проевропейские силы, то с их стороны будет моветоном отказаться ратифицировать эту конвенцию. Однако там есть еще один очень неприятный для них пункт, потому что, представители национальных меньшинств обязательно должны присутствовать и парламенте, и правительстве, и во всех органах власти. Скорее всего это будет такая вилка интересная, потому что Совет Европы и Европейский союз будут давить на ратификацию хартии, а наши «проевропейцы», которые на самом деле ярые националисты, будут сопротивляться. Ну, будем смотреть, что получится.

– Каково вообще быть русским в Молдове?

– Для начала нужно понять, кто такие русские в Молдове? У нас русскими являются болгары, гагаузы, евреи, украинцы, потому что все мы говорим на русском языке. И когда на нас ругаются и кричат: вы русские, сюда понаехали. На самом деле никто сюда не понаехал, потому что славянские поселения здесь с 9 века нашей эры, задолго до создания молдавского княжества средневекового. И в принципе сюда очень многие приехали в 19 веке, в 18 веке сюда бежали старообрядцы. Потому что были очень хорошие условия. Российская империя уже в 19 веке создавала потрясающие привилегии для переселенцев. И именно благодаря им этот край из места, где просто выпасали овец, превратилась в процветающую губернию российскую, а затем в Советскую республику, где люди жили припеваючи. Здесь не было такого дефицита, как на территории всего Советского Союза. Здесь было производство. Сюда стремились, что кстати интересный показатель, военные пенсионеры, потому что, здесь было сытно, добротно, тепло и можно было очень неплохо жениться на старости лет.

– Почему два года назад отмена закона о статусе русского языка как языка межнационального значения привлекла куда меньше внимания, чем нынешние действия Конституционного суда?

– В 2018 году в Молдове люди тоже очень волновались по поводу решения тогдашнего Конституционного суда в ином составе, но примерно с теми же взглядами на мир, и жизнь, и на судьбу русскоязычного населения. Но тогда не было вовлечено так много политиков. Кроме того, в 2018 году люди просто были поражены, как такое вообще возможно признать устаревшим закон, который принят до твоего существования, до существования Конституционного суда. У нас есть такая шутка, что наш Конституционный суд может признать устаревшим Билль о правах, и Библию - мы можем все. Сейчас это был политический шаг, подключилась партия социалистов, партия «Шор» к тому, чтобы принять, проголосовать, совместно это сделали и было очень большое сопротивление. И сейчас идет большое обсуждение, сейчас пошли митинги, но они не столь активны. В принципе русскоязычные в Молдове - не те люди, которые ходят на митинги. Мы можем тихо возмущаться. В этом, кстати, наш недостаток, в том, что мы возмущаемся молча.

Предыдущая статья