Мария Захарова: Исходим из того, что итоги Второй мировой - юридическое заключение на века
12 февраля 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 12 февраля – Юлия Шамаль, Ирина Цымбал, Виктор Савенков, Арсен Аристакесян – Страны-победительницы во Второй мировой не опирались на политические оценки, а руководствовались международным правом.

Об этом в среду в ходе брифинга заявила спецпредставитель МИД России Мария Захарова, отвечая на вопрос корреспондента "Телецентра".

- Вы много говорили про переписывание истории. Вы недавно комментировали заявление Польши о том, что СССР оккупировал Украину и Белоруссию. Наши иностранные коллеги используют риторический прием – приравнивают нашу страну к гитлеровской Германии, коммунизм к фашизму, Сталина к Гитлеру. Они говорят, что Сталин причинил огромное зло нашей стране и на его совести гибель десятков миллионов человек. В России, действительно, очень противоречивое отношение к истории конца 30-х – начала 40-х годов и к фигуре Сталина. Согласно опросам "Левада-центра" за 2012 год (организация признана иностранным агентом, и ее сложно заподозрить в симпатии к Сталину), 70% жителей нашей страны положительно относятся к Сталину. Если у нас есть свое внутреннее противоречивое отношение к тому периоду истории, к человеку, возглавлявшему нашу страну, когда мы воевали с гитлеровской Германией, не ослабляет ли это нашу переговорную позицию за рубежом, когда мы говорим об отстаивании исторической правды и боремся с ее переписыванием?

- Это исторически-риторический вопрос. Эта тема для дискуссий в научных кружках, исторических обществах, для ученых, специалистов, представителей гражданского общества.

Сегодня я неоднократно повторяла, на чем основана наша позиция в контексте Второй мировой войны. Это не только наше отечественное отношение, не только отношение нашего народа, включая историков, военных, гражданских лиц, ученых, экспертов и журналистов. Это вопрос международного процесса над нацистскими преступниками, в котором участвовали страны-победительницы, которые руководствовались международным правом. Они опирались не только на политические оценки, а использовали право и правовой инструмент, наверное, впервые в таких масштабах, свою национальную горечь и боль для окончательного и непримиримого осуждения нацизма и фашизма; для того, чтобы поставить точку, и чтобы этот вопрос никогда больше не переписывался – так, как это делается в правовом пространстве. Думаю, что люди – эксперты, специалисты, которые занимались этой проблематикой, исходили из необходимости проведения международного трибунала именно с этой точки зрения. Они хотели, чтобы речь шла не о политических оценках, не оценках того поколения, а о юридическом заключении, которое оставалось бы в веках. Именно поэтому мы всегда оперируем не только национальной оценкой этих событий. Она дана. В контексте Великой Отечественной войны, Второй мировой войны мы всегда призываем наших коллег – польских, по ООН в более широком смысле и так далее – к тому, что ревизия решений Нюренбергского трибунала является переписыванием итогов Второй мировой войны. А это недопустимо.