Маннергейм плохо говорил по-фински и считал СССР врагом номер один
05 июля 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 5 июля – Светлана Ефремова – В беседе с Информационным агентством ТелецентрЪ доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории Нового и Новейшего времени Института истории СПбГУ Владимир Барышников рассказал о личности Карла Густава Маннергейма.

- Скажите, пожалуйста, в чем заключалась суть финского вопроса в Российской империи?

- Он возник в конце XIX в., когда правительство решило лишить Финляндию автономии и окончательно присоединить к империи в качестве обычной провинции. Напомню, что после Тильзитского мира 1809 г. Финляндия пользовалась привилегиями, которыми не обладали другие регионы империи.

- Каких политических взглядов и взглядов на Россию придерживался Маннергейм до революции 1917 года?

- Маннергейм верой и правдой служил России и императору. Он был убежденным монархистом. Но после событий 1917 г. он рассматривал Советскую Россию как врага номер один.

- Можно ли считать Маннергейма выдающимся офицером в российской армии?

- Он получил 11 орденов, в том числе Георгиевский офицерский крест. Однако это были не высшие награды, и на фоне некоторых других российских генералов Маннергейм выглядел не очень ярко.

- Что известно о его миссии в Китае?

- Маннергейм прибыл в Китай сразу же после окончания Русско-японской войны. Он должен был выяснить возможность ведения военных действий не в Маньчжурии, где русские уже проиграли, а в Туркестане, поблизости от Китая. Перед Маннергеймом стояли также научные задачи.

Известно, что генерала поразила низкая боеспособность китайской армии. Многие солдаты употребляли наркотики. Это его несколько успокоило, потому что нашей армии китайцы противостоять не могли.

- Когда Маннергейм покинул Россию, у него была какая-то обида на страну?

- Я думаю, что никакой обиды у него на нашу страну не было. Скорее, он недопонимал, что здесь происходит, и события 1917 г. ему не понравились. В своих мемуарах он написал, что в России не оказалось сил, способных противостоять губительным революционным процессам.

- Правда ли, что Маннергейма настороженно приняли в Финляндии?

- Нет, я так не думаю. Его не очень любили, это правда, однако сразу же выдвинули на пост президента. Эти выборы он проиграл, но сам факт говорит за себя.

- Почему его не очень любили?

- Маннергейм плохо говорил по-фински. Его родным языком был шведский,

- Как бы вы могли в одной формулировке совместить двух Маннергеймов: первого — как генерала на русской службе, второго — как одного из виновников блокады Ленинграда?

- Маннергейм многолик. Его нельзя красить в черный, коричневый, красный или белый цвета.