Кому грозит этническое оружие?
29 мая 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 29 мая – Марианна Поздирка – В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" профессор генетики, заслуженный врач Российской Федерации Евгений Лильин рассказал об унаследованных от неандертальцев генах и этническом оружии.

– Когда мы говорим о генетическом материале, унаследованном от наших далеких предков, мы всегда имеем какие-то отрицательные свойства, качества, прежде всего, болезни. Они наиболее явно проявляются у нас сегодня, и поэтому кажется, что именно им, предкам, мы обязаны тем, что имеем в этом плане сегодня. Действительно, мы можем сказать, что некие болезни нами унаследованы и циркулируют в поколениях.

Например, мы все знаем, что такое эритроциты. И оказалось, что каркас эритроцита крепит фермент "глюкоза-6-фосфатдегидрогеназа". Выяснилось, что у целого ряда южных народов – итальянцев, азербайджанцев – ген, который поддерживает эту структуру, склонен разрушатся под влиянием обычных веществ. Почему, казалось бы, в Италии и в Азербайджане не используют в пищу бобы? Потому что если их использовать, то развивается болезнь – фавизм: разрушается эритроцит, его каркас, и возникает гемолитический криз. Массивный гемолиз эритроцитов приводит к недостатку кислорода, что в свою очередь может привести к смерти от недостатка этого крайне необходимого нам газа.

Другие примеры широко известны. Северные народы не имеют достаточно известного фермента – алкогольдегидрогеназы, и у них не происходит метаболизм, "сбраживание" спирта. У них крошечная доза, рюмка, может выводится месяцами почками как токсическое вещество, но метаболизма алкоголя не происходит.

– По одной из версий гибели неандертальцев, их вырождения, они были не социализированными. Они обособленно жили кучками, почти не общались. Не было навыка, который привел к вымиранию?

– Вырождались все. Мы, между прочим, не лишены того же самого. И если говорить о популяции неандертальцев, наверное, они не могли исчезнуть, потому что откуда бы мы с вами взялись? Значит, выживали наиболее приспособленные. Приспособленные генетически и приспособленные по местам проживания.

— Остались ли гены, которые мы унаследовали от неандертальцев, какие-то их признаки у нас сохранились?

— Сегодня невозможно так ответить, потому что должны быть очень серьезные исследования останков. Надо быть уверенными в том, что это останки неандертальцев. Надо найти общность самого генома. А потом, шаг за шагом сравнивая этот геном, расшифровывая его, выделить какие-то генетические материалы, кусочки ДНК, какие-то локусы, в которых находятся гены. И тогда сказать: "Вот это мы унаследовали. А вот эти гены больше не встречаются".

— Некоторые фармацевтические компании ищут какие-то "чистые народы", с каким-то довольно "чистым геном", проводят различные исследования. Все-таки будет польза, если мы вычленим этот ген неандертальцев?

— Есть опасность. Ведь мы ищем вовсе не для того, чтобы найти положительное. А представьте себе, что мы найдем те гены, которые определяют некий метаболизм человеческого организма сегодня, и невосприимчивость определенных лекарств или определенных продуктов. Мы делаем генномодифицированные продукты. Они абсолютно безопасные, всякий треп о том, что это плохо — это абсолютнейшая чушь. Это проверено. Один продукт русский человек съест и возрадуется жизни. Но тот же продукт съест человек другой национальности и пострадает. Мы с вами касаемся очень важных вопросов. Это же этническое оружие.

— Как оно может действовать?

— Некая национальность, этническая группа не воспринимает тот или иной продукт. Просто его генотип не сформировал тот фермент, который нужен, чтобы этот продукт модифицировать в то, что человеку нужно. В таком случае вышеназванный продукт будет ядом. Только и всего. И некий этнос может просто погибнуть.

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья