Кипрская компания получит деньги из РФ по льготной ставке, но это сработает для крупного бизнеса
22 сентября 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 22 сентября – Алевтина Полякова -

В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" экономист Евгений Мастерских рассказал о том, чем было выгодно налоговое соглашение с Россией экономике Кипра.

- Ни одна страна мира не запрещает своим гражданам или компаниям использовать оффшорные юрисдикции. Просто выстраивается необходимое нормативное регулирование либо идет борьба на международном уровне именно с уклонением, с избежанием налогообложения.

Россия присоединилась к противодействию оффшорному налоговому уклонению примерно в 2012 году, но особенно ярко это проявилось где-то с 2015 года. Даже такой термин возник неформальный, он юридически никак не задокументирован, не определен, но его очень часто используют – это так называемая деоффшоризация. - Что произошло?

В 2015 году были внесены поправки в Налоговый кодекс. Одновременно с этим государство проводило амнистию капиталов. То есть государство призывало: “Уважаемые россияне, откажитесь, пожалуйста, от использования совсем уж наглых оффшорных схем. Параллельно с этим мы делаем амнистию капитала, то есть те из вас, кто откажется от оффшорных схем, могут задекларировать, что раньше они это использовали, мы вам ничего не сделаем. Не будем никак преследовать. Мало того, мы еще дадим вам специальную льготу. Со средств, которые вы вернете из оффшорных юрисдикций, мы не будем брать налоги, если вы уложитесь в определенное время".

И амнистию несколько раз продляли. Проводилась она в три этапа, но 1 марта 2020 года всё было окончательно закончено.

Я думаю, что все прекрасно помнят, что первый раз эту идею озвучил Владимир Путин, когда обращался к народу в связи с коронавирусом и вызванным пандемией кризисом в марте. Он заявил, что Россия будет пересматривать налоговые соглашения. Действительно, у нас есть соглашения с рядом стран, при которых выплата дивидендов облагалась по низкой ставке, по 5%. Выплата процентов вообще не облагалась налогом в России – только в той юрисдикции, куда эти деньги проходили.

- Почему с Кипра начали и кто следующий в этом списке стран?

- Кипр, наверное, это одна из наипопулярнейших стран для бизнеса. Это не офшор, но страна с низкой налоговой нагрузкой. При выплате дивидендов в России нужно заплатить налог 30%. Но если создать холдинговую, так называемую головную компанию на Кипре, то российская компания выплачивает дивиденды на Кипр и будет удерживать налог по ставке всего лишь 5%. На Кипре нет налогов на дивиденды, которые приходят из-за границы. Получается, бизнесмен сэкономил почти 2/3 от налогового бремени, скажем так. Дальше эти деньги с Кипра можно было перевести в настоящие офшоры типа Британских Виргинских островов, куда все деньги приходят вообще без каких-то налогов. И дальше человек пользуется деньгами в свое удовольствие.

Уже в 2015 году эту схему государство, скажем так, побороло, потому что ввели в Налоговый кодекс правила так называемых контролируемых иностранных компаний. И, по идее, если российская компания выплачивает дивиденды на Кипр, она не может применять пониженную ставку, пока не выяснит, а кто же стоит за кипрской компанией, является ли она фактическим получателем дохода или нет. Если бы там, за кипрской компанией, был россиянин, то нельзя было бы применять эту ставку. Но пути обхода таких историй возможны.

И поэтому, видимо, было принято совсем радикальное решение, что дивиденды будем облагать налогом по максимуму.

- Насколько чувствителен для экономики острова такой исход российского бизнеса? Чем чревато это?

- Мне трудно оценить, насколько дивидендный поток или процентный поток на Кипр является существенным для их экономики, но, по данным из открытых источников, мы знаем, что это довольно большие деньги. И если вообще не будет никакого смысла использовать эти "кипрские прокладки", то, наверное, кто-то на Кипре пострадает. Как минимум те люди, которые обслуживают эти денежные потоки.

Однако по тому протоколу, который сейчас уже стороны согласовали и подписали, нет применения максимальной налоговой выплаты на все дивиденды и на все проценты.

То есть кипрская компания все-таки может получить деньги из России по льготной налоговой ставке, если сама компания является публичной или банком. Это уже точно нельзя применить для маленькой частной схемы, это должен быть более серьезный бизнес.

- А что за история с "золотыми паспортами"?

- Я не думаю, что это связано непосредственно друг с другом. Вроде как вы нам запрещаете пользоваться российскими деньгами, поэтому мы заберем у вас паспорта – нужно понимать, что это отдельное явление. На самом деле не только Кипр, вообще многие страны, в том числе США и Великобритания, имеют миграционные программы для состоятельных людей. В Америке это программа IB5. То есть если человек желает инвестировать в экономику США, выполняет определенные условия по размеру инвестиций, по тому, куда эти инвестиции направлены, то он имеет право получить грин-карту. Опять же, несколько лет он должен отчитываться, что выполняет условия этой программы.

В Великобритании тоже существует программа, так называемая виза инвестора. По ней человек может инвестировать 2 млн фунтов в ценные бумаги, создать бизнес какой-то и за это получить вид на жительство в Великобритании, ту самую визу инвестора, которая в дальнейшем дает ему право вообще получить подданство. Такие программы на Мальте довольно известны, на Кипре.

Если честно, в России тоже есть подобная программа, просто она не очень известна. Человек, который инвестирует в России не менее 100 млн рублей, по действующему законодательству может получить вид на жительство в России в упрощенном порядке.

Все мы понимаем, что есть миграция. Каждая страна хочет удержать у себя хороших людей, достойных и, может быть, привлечь кого-то извне. Всегда интересен предприниматель, имеющий средства на существование, тем более, вкладывающийся в развитие страны. Вопрос именно к тщательности проверки кандидатов на участие в этой программе.

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья