Историк предупреждает, что сторонники "Люблинского треугольника" будут методично воздействовать на Белоруссию
08 октября 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 8 октября – Дмитрий Звягин -

В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" историк Евгений Спицын рассказал об опасности конфликта на религиозной почве в Белоруссии.

- Недавно глава СВР России Сергей Нарышкин заявил, что в Белоруссии готовится провокация, что злоумышленники могут убить католического священника, чтобы столкнуть между собой католиков и православных. Насколько опасность реальна?

- Вполне реально, что будут играть на разных площадках. Разжечь религиозный конфликт – самое то. Хорошо известно, что наиболее ожесточенными являются именно религиозные конфликты.

Надо учесть, что в Белоруссии порядка 15% населения, то есть шестая часть, исповедуют именно католицизм западного толка. Там есть и униаты, так называемые католики византийского образца, но, в отличие от Украины, униатство в Белоруссии не прижилось, это всего 2-3%.

Причем католические приходы довольно равномерно распределены по всей территории Белоруссии. Наибольшее количество таких приходов, где-то порядка 170 – это Гродненская область, там и значительная прослойка польского населения. Но на втором месте по католическим приходам стоит отнюдь не Брестская, казалось бы, западная область, а Минская.

- Если бы такая трагедия случилась, кого бы обвинили?

- Там бы обвинили всех подряд. Вполне возможно, что и приверженцев Московского патриархата. Нашли бы и жертву, и преступника, и раздули бы скандал до неимоверных масштабов, лишь бы реализовать те или иные цели.

- Вот этот религиозный фактор и вообще католическая церковь в Белоруссии какую роль играют в белорусских протестах?

- Понятно, что католическая церковь в Белоруссии самым тесным образом связана с польской католической церковью. И с Ватиканом. А Ватикан всегда и во все века играл самую деструктивную роль на территории нашей страны. Преследуя при этом и свои сугубо конфессиональные, религиозные задачи и цели и играя на стороне геополитических противников России.

- С чем связан отказ Белоруссии в разрешении главе конференции католических епископов митрополиту Тадеушу Кондрусевичу вернуться из Польши в Белоруссию?

- Дело в том, что он ездил туда получать указания от своих кураторов. Белорусское КГБ прекрасно знало о целях его визита и о том, какие задачи были поставлены перед ним. Поэтому в превентивных целях ему и был запрещен въезд обратно в Белоруссию. Я считаю, что в данном случае поступили совершенно правильно, потому что он собирался вернуться в Белоруссию не как первосвященник, а как агент влияния.

- Кому выгодно втянуть католическую церковь в противостояние с Лукашенко?

- Дело в том, что сама католическая церковь не прочь поиграть на этом поле, ее даже втягивать не надо. Политика продвижения на восток реализуется уже не первое столетие. Они хотят под себя подмять всё больше и больше территорий, насадить свои порядки, установить свои приходы и поглощать территорию, которая является канонической территорией Московского патриархата.

Кстати, события на Украине, связанные с расколом, связаны не только с деятельностью Константинопольского патриархата и американцев. Там свою руку приложил и Ватикан. Так что не надо думать, что Ватикан каким-то образом отказался от своих средневековых планов. То, что у них было еще 500-600 лет назад, не растворилось, они просто действуют несколько иными методами, хотя используют те же инструменты, что и иезуиты. Я напомню, что нынешний папа – иезуит.

- Какие последствия для русских земель имела Люблинская уния?

- Вообще катастрофические последствия. Надо иметь в виду, что именно с момента заключения Люблинской унии, не личной, а государственной унии между Польшей и Великим княжеством Литовским, начинается агрессивное окатоличивание русских православных территорий, создание преференций именно для католического духовенства и всех представителей русской знати, которые перешли из православия в католичество.

И плюс, естественно, деятельность римско-католической церкви по созданию отдельной униатской церкви. Я хочу сказать, что в некоторые времена униаты действовали куда как более жестко и беспощадно по отношению к своим собратьям по Христу. Я имею в виду приверженцев классического православия.

- Что стало с русским населением, оставшимся на той территории?

- Происходил процесс метагенеза. То есть в русских убивали русскость. Представляли дело таким образом, что они на самом деле являются не тем, кем они были, что они находились в ложной парадигме ложного православия и так далее. Ведь, с точки зрения католиков и с точки зрения униатов, православные – это схизматики, то есть еретики, не христиане. А раз так, то их надо уничтожать. Вспоминайте времена католической инквизиции в Европе. Всех еретиков куда? На костер. Сейчас методы поменялись, действуют не так открыто. Тем не менее, сама парадигма, что не католик или не протестант должен быть уничтожен, не важно, физически или морально, духовно, то есть искоренен – это никуда не делось. И в данном случае здесь ударным кулаком выступает именно униатство.

- Можно ли сказать, что проект Междуморья стал продолжением Люблинской унии?

- С формальной точки зрения, да. Надо понимать, что такое Люблинская уния. Дело в том, что династические унии между Польшей и Великим княжеством Литовским стали заключаться еще с конца 14-го века. Положил начало этому князь Ягайло, который в 1386 году, чтобы жениться на польской королеве Ядвиге, принял католичество и под именем Владислава II стал одновременно польским королем и великим князем литовским. После этого между Варшавой и Вильно было заключено несколько личных уний. А вот уже во времена Ивана Грозного, когда шла знаменитая Ливонская война, тогдашний польский король Сигизмунд II был бездетным. Встала проблема престолонаследия. И с тем, чтобы эту проблему решить, он пошел на заключение уже государственной унии между Польшей и Литвой. И возникло новое государственное образование Речь Посполитая, своеобразная федерация. Причем в середине 17-го века малороссийские казаки, которые находились на службе у польской короны, так называемые реестровые казаки, пожелали сделать Малую Русь третьим участником этой федерации. Владислав IV, тогдашний польский король, пошел навстречу Хмельницкому сотоварищи. Он им даровал соответствующий универсал. Но при этом поставил условие, что они должны развязать войну с Османской империей, чтобы сейм объявил сбор народного ополчения. Но Владислав в 1648 году умер, и из этой затеи ничего не вышло. Но дало козырь в руки Хмельницкому, который начал войну с польской короной. Началась знаменитая освободительная война против польского владычества, затем последовало вхождение левобережных малороссийских земель в состав Московского государства.

- Сколько еще реинкарнаций этой унии можно вспомнить?

- Да полным-полно, она время от времени все время возникала. Например, в начале 1920-х годов. Потом при советской власти униатов прижали. А после того, как начался развал СССР, униаты опять подняли голову. Более того, на рубеже 1980-1990 годов идейными вдохновителями движения "Рух" на Украине якобы в поддержку перестройки стали именно униаты.

Теперь что касается Пилсудского. Здесь речь идет не о Люблинской унии, а о желании восстановить Речь Посполитую до ее разделов, то есть до 1772 года. А отсюда и проект "Междуморье" от Балтики до Черного моря, воссоздание польской государственности, которая существовала на протяжении всего 17-го и значительной части 18-го века. Этот бредовый проект, от моря до моря, сейчас взят на вооружение наследниками Пилсудского. Я имею в виду президента Дуду и его единомышленников. По сути дела, нынешнее руководство Польши – это есть идейные пилсудчики. А Пилсудский по своим взглядам был нацистом, который дал бы фору любому другому, в том числе и самому Адольфу Гитлеру. Не случайно именно между Пилсудским и Гитлером был подписан пакт 1934 года.

- Сегодня много говорят про "Люблинский треугольник". Можно ли увязать вмешательство Польши, Литвы, Украины в дела Белоруссии с желанием включить белорусов в этот треугольник?

- Естественно. А это и есть реализация проекта Пилсудского. Потому что территория Белоруссии до раздела Польши, который начали Пруссия, Австрия и Россия 1772 году, входила в состав Речи Посполитой.

Это недостающее звено. Их задача – воссоздать Люблинскую унию, опираясь на исторические традиции и исторический опыт. И Белоруссия является в их представлении неотъемлемой частью этого треугольника, который должен стать квадратом. Поэтому они будут методично добиваться своей цели.

- Чем этот союз угрожает нашей стране?

- Беларусь является недостающим звеном того самого санитарного кордона, который воздвигается вокруг России все эти десятилетия с момента развала СССР. Голубая мечта наших европейских и заокеанских партнеров – не только выстроить санитарный кордон вокруг России, но и максимально приблизиться к нашим границам.

А Белоруссия является самым лакомым куском, поскольку, я напомню, государственная граница между Россией и Белоруссией проходит в районе Смоленска. Побочно решается еще одна важная задача – не дать России возможность восстановить хоть какие-то элементы СССР и создать полноценное Союзное государство с Белоруссией. Потому что если такое государство будет создано соответствующими институтами, то есть парламентом, какими-то судебными структурами, какими-то исполнительными структурами, например, союзным правительством, то процесс дезинтеграции Белоруссии минимизируется. Им надо успеть, они торопятся. Поэтому я думаю, что от Белоруссии не отстанут, будут ее подгрызать со всех сторон.

А Лукашенко придется пройти между Сциллой и Харибдой и не допустить в очередной раз грубые политические просчеты. Потому что это чревато уничтожением Белоруссии как суверенного государства.

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья