Эксперт назвал мифическими деньги, которые Польша предлагает на развитие белорусской экономики
22 сентября 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 22 сентября – Ольга Кубанцева -

В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" доцент кафедры политической теории МГИМО МИД РФ Кирилл Коктыш рассказал о том, какая судьба ждет белорусских оппозиционеров и что стоит за заявлениями Светланы Тихановской.

- Зачем зарубежная пресса нагнетает обстановку вокруг белорусских протестов?

- Я думаю, это делает не только зарубежная пресса. Если мы посмотрим на резолюцию Европейского парламента, то хорошо видно, что Запад взял четкий курс на свержение Лукашенко. Готов наказывать Россию за поддержку, Белоруссию – за сопротивление. И в этом плане возникает ситуация: вижу цель, не вижу препятствий. Тем более, что в операцию по белорусской дестабилизации вкладывалось много, вкладывалось долго. Это достаточно подготовленное мероприятие, и отступать просто так Запад не намерен.

- Зарубежные теленовости монтируются таким образом, что сначала идут мирные демонстранты, затем показывают жесткие действия белорусской милиции полумесячной давности. А потом – встреча Путина и Лукашенко. Зачем так монтируются сюжеты?

- Понятно, это достаточно тенденциозная подача информации, когда зрителю должно быть всё очевидно. Явно полицейские силы превышают полномочия, режим совершает кровавые преступления против мирных демонстрантов. Ну а Путин готов вытягивать белорусского в кавычках тирана любой ценой. И в общем-то в эпоху постправды реальный набор фактов никому интересен не будет.

- Где, на ваш взгляд, будут работать наиболее отличившиеся оппозиционеры?

- Вот это сложный вопрос. С трудоустройством белорусских оппозиционеров регулярно возникает проблема. Потому что традиционная старая оппозиция своих мест не уступает. А новая оппозиция, которая не системная, в общем-то шансов не имеет.

Но, наверное, та часть оппозиции, которая вольется в системный диалог образует политические партии, будет играть по тем правилам, которые предложило государство. Наверное, там есть шанс на то, чтобы влиять на политическое будущее страны вполне серьезно.

- После встречи Владимира Путина и Александра Лукашенко, белорусская оппозиция перешла к угрозам. Чем угрожает белорусская оппозиция Лукашенко? И сможет ли она их реализовать?

- Я думаю, к любым угрозам следует относиться достаточно серьезно, тем более, когда речь идет об угрозах жизни и здоровью силовикам и членам их семей. Но это вещь крайне опасная, которая может зайти очень далеко. Ее важно пресечь в самом начале.

- Как католический фактор влияет на белорусские протесты?

- Он всегда остается весомым фактором политики. Все-таки в Белоруссии достаточно большое количество католиков. И не в одной стране мира костел, конечно, от политики и политических событий не дистанцируется.

В Белоруссии власти де-факто потребовали, чтобы была смена главы белорусской православной церкви. Сменился и глава католической церкви в стране. Эффект мы посмотрим.

- Премьер-министр Польши предлагает создать фонд в один миллиард евро для поддержки белорусской экономики. А для чего на самом деле собираются эти деньги?

- Думаю они пока не собираются. Деньги должна внести Европа, а Польша предлагает остальным скинуться, и она будет этим фондом управлять. Но для Польши выигрыш абсолютно понятен. Она претендует на то, чтобы стать долгосрочным центром белорусской политики. Они уже создали "Белорусский дом", куда поселили Тихановскую.

И Польша намерена обретать свою новую европейскую роль в качестве центра белорусской политики. Это место для нее крайне важно. И Европа этим миллиардом долларов вряд ли расщедрится, тем более, что деньги, скорее всего, будут мифические. По той простой причине, что их будет обещано уплатить в случае, когда эти реформы произойдут. Это всего лишь пиар.

- Тихановская заявила, что все договоры, подписанные Лукашенко и Путиным, будут пересмотрены новой властью. Она также считает, что Белоруссия не должна отдавать предоставленные Россией кредиты в 1,5 миллиарда долларов, потому что деньги берет Лукашенко, а не белорусский народ. Можно ли провести параллель с Украиной, которая также не вернула России три миллиарда долларов?

- Я думаю, что такие параллели неблагодарны. Тихановская явно говорит не своим голосом. Если мы послушаем то, что она говорит от себя, и то, что она говорит по написанному, - совершенно два разных человека.

Мы понимаем, что за Тихановской стоит штат советников, который вряд ли оставляет ей какую бы то не было свободу маневра. А язык ультиматумов – вещь очень неблагодарная, которая, скорее, будет консолидировать белорусскую элиту, нежели ее расслаблять. То есть эффект, скорее всего, будет противоположный.

- Министр обороны России Сергей Шойгу совершил визит в Минск. Это сигнал для Лукашенко, что мы не бросим нашего союзника, или какая-то иная цель преследовалась?

- Мне кажется, сомнений в том, что Россия будет поддерживать Белоруссию, изначально не было. До визита Шойгу состоялось три или четыре телефонных разговора Путина с Лукашенко. Состоялся визит Лукашенко в Москву. Символических жестов, которые должны демонстрировать, что Россия и Белоруссия были и продолжают находиться в тесном взаимодействии, более чем достаточно.

А визит Шойгу состоялся в рамках укрепления взаимодействия российских и белорусских вооруженных сил, отработки боевых задач. Это и демонстрация того, что интеграция – вполне живой и действующий фактор, а не нечто бумажное, абстрактное, с чем можно было бы не считаться.

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья