Экономист объяснил риск зарубежных юрисдикций в условиях санкций
29 сентября 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 29 сентября – Алевтина Полякова -

В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" экономист Александр Хуруджи прокомментировал историю с кипрскими "золотыми паспортами".

- Что происходит в сфере офшоров? Можно ли сказать, что это конец золотой эпохи?

- Золотой эпохи смотря для кого. Предпринимателям свойственно экономить – это нормальное явление, экономить на налогах. И наличие возможности использовать инструменты оффшорных и мидшорных юрисдикций, конечно же, позволяет несколько сэкономить на налогах при грамотной системной работе. То есть должны быть очень качественные специалисты.

Второй момент, из-за которого открывают оффшоры, это желание истинного владельца спрятаться за непрозрачность владения через оффшорные схемы. Там целые структуры существуют, еще добавляются слепые трасты – чего только не придумают. Началось это где-то с 1990-х и связано было в том числе с желанием политиков, а также просто состоятельных граждан, у которых не закончились разборки со своими партнерами, как-то спрятать активы, чтобы они были менее досягаемы. А для политиков, естественно, снизить прозрачность своей деятельности. Чтобы их не обвиняли в том, что они лоббируют интересы той или иной коммерческой структуры. По факту многим проживающим в регионе известно, что это принадлежит конкретному человеку, который стал губернатором или главой города, но доказать это невозможно, потому что на длинной цепочке владения через оффшорные компании конечный бенефициар порой неизвестен.

Но наступает 2018 год, начинается обмен с Кипром, с другими юрисдикциями, популярными у россиян, и всё начинает потихоньку вскрываться. Недавно была опубликована информация по так называемым золотым паспортам, которые на тот момент выдавались. Проверка могла затянуться на годы, но мы видим, что скорость проверки вдруг резко повышается. И так будет дальше, только проверка будет происходить уже более тщательно, проверяться будут все более досконально.

И началась проверка вовсе не с россиян, там вопросы появились к малазийцу, к которому претензии были на родине на несколько миллиардов, поскольку он управлял фактически государственным фондом, занимавшимся недвижимостью. СМИ запросили данные у Кипра, и выяснилось, что он получил паспорт чуть ли не за 2 дня, за него ходатайствовали представители духовенства и он вложил в недвижимость 5 млн евро. Всё это откачали назад, всю ситуацию открутили, и он лишился золотого паспорта. Аналогичная ситуация сейчас будет происходить по ряду получателей золотых паспортов из России.

- Получается, что эти деньги они потратили впустую? 2 млн евро стоил паспорт… Как объясняют эту акцию? То есть мы вам дали гражданство и в любой момент можем забрать, а деньги останутся у нас, так получается?

- Знаете, юрисдикции достаточно беспроигрышную игру начали в свое время, когда запустили этот инструмент. Есть популярные оффшорные юрисдикции и мидшорные. Если мидшор, мы понимаем, что это Гонконг, Сингапур, то есть там, где платятся налоги, где высокая прозрачность, компании могут кредитоваться, и к ним достаточно высокий уровень доверия, но это тоже временная схема. Дело в том, что все государства заинтересованы в одном – чтобы налоги платились в их экономику. Соответственно, они, получив глобальный доступ к базам данных и обмениваясь информацией, фактически сейчас видят всё, что происходит в экономике. Помогают им, конечно же, система банковских переводов и система контроля банков. И соответственно, все крупные платежи происходят в безналичной форме и фиксируются, всегда остается след, понятно, куда эти деньги пошли. Офшоры позволяют по-прежнему спрятать конечного бенефициара. И их популярность на сегодняшний день, наверное, связана именно с этим фактом. Многие лица, получающие взятки, многие лица, которые опасаются бракоразводных процессов, у кого серьезные проблемы с законом, у кого есть большие риски потерять контроль предприятия, у кого есть необходимость проведения разбирательств в иностранных юрисдикциях, выбирают офшоры.

И вот здесь я поподробнее хотел бы остановиться. Дело в том, что наше российское законодательство практически совершенно, оно прекрасно, только вот суды у нас 99,8%, вдумайтесь, обвинительных приговоров выносят! То есть к российской юрисдикции относятся с настороженностью. И она увеличивается с каждым годом, потому что объективности в судах добиться невозможно. А люди хотят, чтобы их дела разбирались в судах, где объективность существует, где есть доверие. Особенно это связано с тем, что многие компании выходят на внешние рынки. То, что было раньше сложно, сейчас становится возможным.

Сейчас на рынок заходят агрегаторы различные, выстраиваются целые системы компаний, которые создают игры, они регистрируются сразу в иностранных юрисдикциях, там отдельная история. Но многие выбирают юрисдикцию и регистрируют через офшоры, оформляют владение этих компаний, чтобы все разборки между акционерами, все недопонимания решались по английскому праву. И это одно из оснований, почему используют BVI – Британские Виргинские острова.

- В чем еще существуют риски размещения активов, капиталов на счетах в зарубежных банках, учитывая ту серьезную санкционную войну, которая сейчас в отношении российского бизнеса и в отношении отдельных личностей ведется? Здесь есть некий подвох?

- Безусловно! Сейчас есть риски санкций и постоянно обсуждаются новые. Мы не говорим сейчас, насколько они объективны, насколько они обоснованы. Мы понимаем, что это часть инфраструктуры давления, принуждения нашего государства к тем действиям, которые кажутся правильными другим государствам. У них есть такой инструмент, и они его используют, порой злоупотребляя своими возможностями.

Когда запустили санкции, президент неоднократно крупный бизнес предупреждал прямо или косвенно в своих посланиях о том, что эпоха оффшорных юрисдикций завершается. На сегодняшний день крупный бизнес фактически вышел из офшоров.

Что касается денег, которые могут быть заблокированы по санкционным историям, то санкции будут постоянно расширяться. И ты, самое печальное, что ты не можешь ничего доказать. Если тебе заблокировали денежные средства в российской юрисдикции, ты знаешь, куда бежать в своем банке. Да, ты можешь дико ругаться на "Сбербанк" или еще на какой-то банк, с которым ты как предприниматель работал, но ты, по крайней мере, знаешь, куда прийти и на кого жаловаться. В других юрисдикциях ты этого не знаешь. И там юридическая услуга стоит в десятки раз дороже. А если мы берем юрисдикцию в Великобритании, в Лондоне – это очень-очень дорогая юрисдикция.

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья