Будь Сталин 70 лет назад понастойчивей, мы сегодня отдыхали бы в Ливии
16 сентября 2020

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 16 сентября –

В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" доктор исторических наук, профессор факультета мировой политики МГУ Григорий Косач рассказал о подробностях территориального раздела Османской империи.

- Еще в 1916 году было принято так называемое соглашение Сайкса-Пико. К нему присоединилась Россия, и можно было назвать документ соглашением "Сайкс-Пико-Сазонов", по имени российского министра иностранных дел того времени.

Это соглашение предусматривало раздел между великими державами того, что обычно называлось арабскими провинциями Османской империи. Это территория современной Передней Азии.

Но соглашение исходило из очень важного обстоятельства. Оно исходило не только от внешних сил, но и из желания представителей арабского национального движения той эпохи, которое как малая политическая сила искало опоры, поддержки великих держав в своем стремлении отделиться от Османской империи.

На основе этого соглашения предполагалось, что в пределах этих арабских провинций возникнет несколько территориальных единиц. Часть этих территориальных единиц должна была находиться под управлением Франции. Речь шла о современном сирийском побережье.

Часть этих территорий должна было находиться под управлением Великобритании – это территория Ирака, например. А Палестина, границы которой не были определены, должна была находиться под управлением Франции, Великобритании и Российской империи.

Санкт-Петербург в принципе не желал ничего более в этом регионе. Его интересы были ограничены территорией за пределами Кавказа, Босфором и Дарданеллами.

Соглашение Сайкса-Пико было, если хотите, в некотором смысле наброском к будущему устройству территории этой части современного арабского мира.

А Россия выпала из игры в силу октябрьских событий 1917 года. И поэтому Россия исключалась из числа тех стран, под управление которых должна была перейти Палестина. Палестина становилась территорией под английским управлением.

Но эти новые договоренности нужно было закрепить. И Парижская мирная конференция, в частности, то ее ответвление, которое происходило в Севре, так называемая Севрская конференция 1920 года, предположила введение мандата на управление этими территориями. Франция получила мандат на управление Сирией в широком смысле этого слова. Великобритания получила мандат на управление Палестиной и Ираком. Далее из Палестинского мандата было извлечено то, что сегодня называется Иорданией, и появился дополнительный мандат.

По условиям мандата, это тоже важно подчеркнуть, эти территории должны были рано или поздно обрести статус самостоятельных государственных образований.

- Если бы Россия получила что-то, помимо Босфора и Дарданелл, то как бы сейчас у нас выглядела наша карта, куда бы мы ездили отдыхать?

- Знаете, если бы в 1950 году Сталин настоял на том, чтобы часть современной Ливии, Триполитания, перешла бы под советскую опеку, то мы бы ездили отдыхать туда, и все бы говорили по-русски. Было бы чудесно, Средиземное море, памятники античности. Но это я просто шучу.

- Возвращаясь к соглашению Сайкса-Пико и участию в нем России. Это соглашение изначально было тайным. Правильно?

- Да, конечно.

- А советское правительство приходит к власти и публикует его, делает его всеобщим достоянием. Какова была реакция общественности? Что произошло впоследствии вот такого вот демарша со стороны советского правительства?

- Массового возмущения не было. Это соглашение было прекрасно известно основным действующим лицам, которые играли свою роль в период Первой мировой войны и после ее завершения, когда создавались подмандатные территории.

Это был, конечно, очень серьезный жест со стороны советского правительства. Он позволил перейти на сторону тех, кто выступал в качестве оппозиции к традиционной знати местного региона. Тогда же начали создаваться коммунистические партии.

- А все-таки куда бы мы ездили отдыхать, получи Россия новые территории?

- Скорее всего, туда, куда ездят российские туристы сегодня. Речь идет про Турцию, не более того. Потому что отдыхать на турецком побережье Черного моря – это не самое худшее, что можно себе представить.