Армен Григорян, "Крематорий": Вместо "дроздов" выдали директору школы Black Sabbath
29 октября 2019

ТЕЛЕЦЕНТР, 29 октября – Артур Селимов - В беседе с Информационным агентством "ТелецентрЪ" участник группы "Крематорий" Армен Григорян объяснил отличие русского рока от его западного течения и рассказал про то, как КГБ реагировал на рок-группы.

- Почему СССР отставал от Запада в музыкальном плане, начиная с 1960-х годов?

- Из-за железного занавеса исключительно.

- Почему запретили вам в первый раз играть после того, как вы сыграли в школе?

- Мы обманули директора. Потому что директор думал, что мы сыграем песню, с которой победили на конкурсе. Называлась она "Вы слыхали, как поют дрозды". Но вместо дроздов мы выдали Black Sabbath, тем самым нарушили договоренность. Нынешним людям это не понять, потому что тогда не было интернета, были одни только фотокарточки, и мы учили аккорды, как Джон Леннон поставил пальцы, так примерно и собирали музыку всю. И первая наша фотосессия состоялась на крыше у меня дома. Мы по типу "Битлз", которые снимались на крыше студии Abbey Road, сделали несколько фотографий, не издав ни одного звука.

- Почему так сильно отличалась манера поведения артистов на сцене на Западе и у нас? Почему никто у нас в стране не озадачился раскруткой, какие-то шоу не устраивали из концертов?

- У нас до сих пор этого нет. У нас вообще нет до сих пор школы продюсерской серьезной. У каждой группы свой директор и каждый там под прессом интересов. Профсоюза как такового не было вообще. Да и сложно такое себе представить. Сама система преподавания в СССР музыки была достаточно примитивной. Вспомните в школе уроки пения. Тетенька сидит за фортепиано, мы поем. Никаких оркестров не было. А, скажем, в западной культуре уже тогда было принято играть ансамблями. Я был в Стэнфордском университете, так у них самое большое здание – это как раз музыкальный клуб, куда ходят студенты группами, они учатся играть.

- Почему в СССР власть и КГБ боялись рока?

- Просто были глупы. Советский Союз не понял в свое время, что в музыке произошла настоящая революция, что эта революция затронет все страны. И, к сожалению, эта революция произошла в англосаксонском мире. Нужно было все это воспринимать и переводить на нашу почту: создавать какие-то команды, как это было сделано, скажем, в Европе. А у нас этого не произошло. У нас наоборот все запрещалось, и это была огромная ошибка – люди не поняли, что происходит абсолютнейшая трансформация музыки.

- Как вы думаете, когда произошел перелом в музыке и в структурах власти, КГБ, когда поменялось отношение к року?

- Я думаю, что в министерстве культуры в какой-то момент поняли, что нужно как-то это все прививать. Постепенно открывались и приглашали группы, если не западные, то хотя бы венгерские: "Локомотив-ГТ", "Пирамиш". Мы опоздали немножко, надо было все делать вовремя.

- Чем русский рок отличается от западного: есть какие-то определенные аспекты?

- Русский рок за западным угнаться никак не мог. Мне кажется, что каждая новая волна русского рока была слабее предыдущей.

У нас вообще нет серьезной продюсерской школы такой. У каждой нашей группы свой директор, и каждый толкает свои интересы.

- Была ли какая-то тарификация выступлений на рок-концертах?

- Происходило это так. Комиссия в лице каких-то деятелей культуры сидела сзади, а группа играла несколько песен. Как правило, нужно было иметь хотя бы одного профессионала. У нас один скрипач был известный, мы его позвали в группу, выступили. И в основном цены варьировались, по-моему, от 5 рублей 50 копеек до 7 рублей за выступление. Ну, наверное, народные артисты получали чуть больше.

- Почему министерство культуры СССР не смогло противопоставить западной музыке ничего? Почему советские чиновники не боролись за советскую молодежь?

- Нет, они боролись за советскую молодежь. Но борьба была обречена на поражение. Потому что музыка не границ. Ее нельзя засунуть в какие-то рамки. Человеческую голову нельзя засунуть в рамки какой-то определенной политической партии, она должна быть абсолютно свободной. И если вы ставите какие-то границы, то вы ставите границы и в творчестве.

И еще одна деталь. Поп-культура, которая у нас до сих пор существует, тоже ущербна. На Западе, без всякого преклонения, все-таки уровень музыкантов гораздо выше. Им удалось создать школу, при которой плодятся и размножаются профессиональные музыканты. У нас пошло всё по какому-то очень гнусному пути, когда человек выходит на сцену, берет микрофон, открывает рот, вместо него звучит фонограмма, и люди это принимают. Они не протестуют почему-то. Вся эта убогость, к сожалению, существует и до сих пор.

СоюзЦветТорг Беккер RU Holding Consul
Предыдущая статья