Александр Колпакиди: Чарли Чаплин раздражал американские спецслужбы
10 сентября 2018

ТЕЛЕЦЕНТРЪ, 10 сентября – Анастасия Синицина – В интервью Информационному агентству "ТелецентрЪ" российский историк спецслужб Александр Колпакиди рассказал, чем великий комик Чарли Чаплин так заинтересовал спецслужбы США.

- Чарли Чаплин с самого начала очень раздражал американских консерваторов. Их раздражал его облик, раздражало его амплуа. Он, конечно, не был разведчиком или активным коммунистом. Он вообще не состоял в партии. Чаплин, что называется, был попутчиком. Таким розовым. И он говорил: "В коммунизме надо взять все хорошее и оставить все плохое".

Как и многие другие, он жертвовал какие-то деньги в фонды организаций, связанных с компартией, профсоюзных, занимающихся борьбой за права женщин, негров. Мы сейчас знаем всех советских агентов, Чаплина среди них не было.

Но он еще раздражал истеблишмент своей личной жизнью. Говорили, что у него было две жены шестнадцатилетних, что эти юные жены нарожали ему кучу детей...

Спецслужбы действуют по некому лекалу. Большинство агентов, которых они обнаружили в США, были выходцами из семей иммигрировавших еще при царе евреев. И вот такой был стандарт: если советский шпион, он, как правило, еврей, и корни у него из России. И этот стандарт применили к Чаплину.

- Он действительно несколько раз встречался с советскими режиссерами, в частности, с Калатозовым?

- Чарли Чаплин Калатозова в этом плане не интересовал. Он понимал, что это не тот человек. Собственно, даже от Хемингуэя, которого завербовали, пользы не было никакой абсолютно. Только бухал целыми днями и рыбу ловил.

Чаплин уже в Лондоне встречался один раз с Герасимовым и Александровым. Они его приглашали в Россию, он несколько раз собирался и в Россию, и в Китай, но так и не поехал. Никакой связи ни с коммунистическим движением, ни с советской разведкой у Чарли Чаплина не было никогда. Вот ФБР, как раз, подозревало, что его смогут использовать, как невинную жертву. Поэтому ему разрешили вернуться сразу же.

- Чаплина же постоянно допрашивали маккартисты, дескать, коммунист или не коммунист?

- Маккартисты поняли, что с ним лучше не связываться. Боялись его приглашать. Он мог превратить допрос в шоу. И они от этого очень сильно страдали.

Чаплин всегда говорил: "Я не коммунист, я борец за мир". А что плохого в борьбе за мир?